СТАЛ ТОРГОВЫЙ ГОРОДОК ЦЕНТРОМ ИНДУСТРИИ
От Сызрани послереволюционной до Сызрани предперестроечной (1917 - 1985 гг.)

РЕШАЕТСЯ ВЛАСТЬЮ

То, что произошло 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года, сегодня одни продолжают считать Великой Октябрьской социалистической революцией, а другие стали называть 'Октябрьским переворотом'. Но как бы свершившееся ни именовалось, - главное в том, что это действительно было эпохальным событием. Россия, покончившая с властью самодержавия, а затем и Временного правительства, пошла 'другим путем'. А вместе со всей страной в бурный водоворот революции втягивалась и Сызрань. Местные историки так описывают события тех дней:
'Вечером 25 октября открылся II Всероссийский съезд Советов. Среди его делегатов находились представители Сызрани: большевики - рабочий Батракского тоннеля М.В. Фролов и прапорщик П.И. Майко.
Съезд провозгласил переход всей власти в центре и на местах в руки Советов, по докладу В.И. Ленина 26 октября принял Декреты о мире и земле.
Радостное сообщение пришло в Сызрань. Комитет большевиков решил созвать экстренное чрезвычайное пленарное собрание Совета с участием делегаций от предприятий и воинских частей. Оно открылось 28 октября в здании общественных собраний на Большой улице. На повестке дня - вопрос о текущем моменте: сообщение о II Всероссийском съезде Советов и его исторических решениях'.
Из других источников, рассказывающих об этом собрании Совета, мы узнаем, что, ':хотя явилось всего 107 депутатов из 306, было решено считать его правомочным:'.
Выступившие здесь меньшевики Зирин и Рубинов предлагали отложить решение вопроса о власти до Учредительного собрания. Однако за их резолюцию было подано всего два голоса (ясно - чьих). Большевик И.И. Берлинский зачитал предложение своей фракции: 'С сегодняшнего дня в городе Сызрани власть находится исключительно в руках Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов'. За эту резолюцию проголосовали 92 человека, против - десять.
Так 28 октября 1917 года в Сызрани под руководством большевиков установилась Советская власть. Причем произошло это мирным путем и раньше, чем в других населенных пунктах Симбирской губернии, в которую тогда входил город. Попытки местной буржуазии, офицерства, меньшевиков и эсеров оказать большевикам хоть какое-то сопротивление потерпели неудачу.
Впрочем, в Сызрани еще долгое время было далеко до спокойствия. Новому Совету противостояла старая Дума. Установилось своеобразное двоевластие. Оно окончилось только в начале 1918 года с созданием уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и изданием его первых декретов. Последние касались национализации частного имущества, обеспечения населения продовольствием, создания ЧК и милиции, комиссариатов финансов, труда, юстиции и, естественно, роспуска Думы, городской и земской управ.
Мирная жизнь продолжалась, однако, недолго. Уже в мае 1918 года начался мятеж белочехов, захвативших и Сызрань. В Самаре при их содействии меньшевики и эсеры создали Комуч (Комитет членов учредительного собрания), власть которого распространилась также на правобережье Волги. Начались расправы над сызранскими большевиками и их сторонниками, восстановлена городская Дума. Национализированные предприятия возвращены прежним владельцам.
Армия М. Тухачевского в июле 1918 года взяла Сызрань, но под натиском белогвардейцев оставила ее. Вновь установилась власть Комуча, продержавшаяся еще несколько месяцев. И лишь в начале октября части Красной армии после ожесточенных боев опять вошли в город. Советская власть вернулась в Сызрань и уже никому не уступала своих позиций.
Сызранский Совдеп создал Совет по управлению городом, переименованный позднее в исполком. Наряду с решением текущих проблем он организовал подавление крестьянского восстания в уезде, формирование отрядов для Красной Армии, участвовавших в гражданской войне, занимался многими другими делами.
История сохранила фамилии первых руководителей органов власти в Сызрани тех лет: Колосов, Тольский, Вождаев, Нестеров, Малышев, Неудачин, Агеев. Всего же их за два десятилетия, предшествовавших Великой Отечественной войне, набралось почти полтора десятка. Такая быстрая 'ротация кадров' вполне объяснима, особенно в 30-е годы, в связи с началом сталинских репрессий.
Как бы там ни было, а город рос, развивался. В 1925 году Сызрань насчитывала 45 тысяч человек (через 15 лет - уже 78000).
Несколько позже город распрощался со своей 'принадлежностью' к бывшему Симбирску, и произошло это так. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 14 мая 1928 г. после упразднения Ульяновской и Самарской губерний была образована Средне-Волжская область с центром в г. Самаре, куда в числе девяти округов вошел и Сызранский. Правда, через пару лет и эта административно-территориальная единица прекратила свое существование. По решению тех же органов центральной власти в 1930 г. создается Средне-Волжский край (с 1935 г. - Куйбышевский) со 'столицей' в г. Самаре (в него вошел и Сызранский район), просуществовавший до 1936 года, до нового и уже окончательного 'превращения' в область.
В 1936-ом согласно новой Конституции СССР городской Совет РК и КД был преобразован в Совет депутатов трудящихся. А год спустя в число репрессированных попали председатель горисполкома Григорий Журавлев, руководители ряда местных организаций (впоследствии они были реабилитированы). В 1938 г. Сызранский район стал административно самостоятельным - отделился от города. Горисполком возглавил И.И. Арзамасов.
О том, как в 20-30-ых годах под руководством местной власти и все увеличивавшемся влиянии горкома ВКП(б) развивались промышленность, транспорт, другие отрасли городского хозяйства, мы еще расскажем. А сейчас:
Да, сейчас о том, как местная власть проявила себя в период войны. В июле 1941 года по решению сессии городского Совета Сызрань полностью переводится на военный режим работы и всей жизни. Координирует деятельность предприятий, учреждений и организаций горисполком. В разные годы Великой Отечественной его возглавляют И. Арзамасов, А. Алексин, П. Уваров.
Летом 1942 года по решению Президиума Верховного Совета РСФСР в Сызрани создаются три административных района: Центральный, Промышленный и Октябрьский (в последний вошли поселки Батраки и Правая Волга). Такое деление просуществовало 14 лет. В 1956 г. Октябрьский, после упразднения районов, выделился в самостоятельный город и 'потерял' окончание 'ий'.
В самом начале 1943 года создается Комитет Обороны Сызрани. Его председателем назначается первый секретарь горкома ВКП(б) Н. Астафьев.
Сложнейшие задачи пришлось решать горисполкому и Комитету Обороны. Это и обеспечение призыва в действующую армию, и размещение эвакуированных предприятий, и обеспечение жильем тысяч прибывших в город рабочих и служащих, и организация госпиталей, и налаживание производства продукции для фронта, и сбор вещей для солдат, и многое другое. Справились! Более того, Великая Отечественная дала импульс не только к развитию действовавших ранее предприятий, но и к рождению новых, принесших Сызрани в послевоенные годы славу в стране и за рубежом. Общий промышленный потенциал города увеличился в 4 раза.
Как ни тяжелы были раны, нанесенные войной, жизнь брала свое. Во второй половине 40-ых годов местные власти увеличивают расходы на благоустройство Сызрани, расширение городского хозяйства. Еще более усилилась роль ГК ВКП(б). Так, только в 1947 г. его бюро обсудило 22 вопроса, относившихся непосредственно к советской работе.
В 1951 году в Москве массовым тиражом была выпущена брошюра 'Совет города Сызрани'. Речь в ней шла об опыте работы этого органа местной власти. В частности - по строительству дорог и тротуаров, озеленению и т. д.
Умело совмещали партийную дисциплину с инициативой, знанием дела Николай Рылов, работавший с 1949 года председателем Сызранского горисполкома, а затем его преемники Александр Кудрин (с 1952-го), Игорь Покровский (с 1957-го). Каждый из них занимал данный пост по нескольку лет. А абсолютный местный рекорд (более 20 лет) нахождения в этой должности принадлежит Н.П. Пронину. Кстати, именно при нем в 1967 г. исполком городского Совета депутатов трудящихся учредил звание 'Почетный гражданин г. Сызрани'. С тех пор его удостоены десятки наших земляков, в том числе и сам Пронин.
-Мне довелось работать с Николаем Петровичем несколько лет, - вспоминал И.Ф. Милюков, сменивший Н.П. Пронина на посту председателя горисполкома в июне 1982 года. - Велики его заслуги. Он принял от своего предшественника Сызрань, застроенную в основном деревянными домами, а мне передал город с новыми микрорайонами, состоящими из многоэтажек, с развитой инфраструктурой.
Да, мудрым был руководителем Николай Петрович, умеющим принимать смелые, нестандартные решения, порой - в обход партийных циркуляров. Вот, например, такой случай. Городу, что называется, позарез нужна была инфекционная больница. Нет, говорят Пронину 'в верхах', строить нельзя. А школу, спрашивает, можно? Можно, отвечают. Так по титулу школы больница и прошла. Тысячам пациентов вернула она с тех пор здоровье.
-Внимание к людям, будь то простой горожанин или опальный М.З. Сабуров, 'сосланный' в Сызрань с поста Председателя Госплана СССР, - вот одна из главных черт характера Пронина, -заключил свой рассказ И.Ф. Милюков уже в 2001 году.
Многое использовал из опыта деятельности своего бывшего шефа Иван Федорович, когда уже сам работал председателем горисполкома. Причем некоторые ситуации повторялись, как говорится, 'один к одному' . Такой факт. Городу нужно было новое здание Дворца пионеров. 'В верхах' опять уперлись: нельзя, мол. Выручила опять же 'школа'. Под ее маркой на ул. Ульяновской и построили прекрасное по тем временам здание, где ныне размещается Дворец творчества детей и молодежи. А школ в центре города и без того хватало.
Да, 'большое видится на расстоянии'. Давайте же, глядя из века 21-го в 20-ый, видеть в нем не только сталинские репрессии или 'эпоху застоя', но и то доброе, полезное, что сделано и во всей стране, и в Сызрани. Причем сделано во многом благодаря тем, кто стоял у руля власти. Такими, как тот же И.Ф. Милюков, на чью долю выпало руководить горисполкомом в тревожную послебрежневскую пору, в смутные годы горбачевской перестройки.
Можно по-разному относиться к награждению городов. Но именно при И.Ф. Милюкове в 1983 году Сызрань в честь ее 300-летия удостоена ордена 'Знак Почета'. Мы гордимся этой наградой!
Что и говорить, многое было под силу властям - советской, партийной. Многое, но не все. И вот для оказания им помощи в реализации планов комплексного развития города в 1977 году создается Совет директоров предприятий. Действовал он около 20 лет и за этот период внес неоценимый вклад в социально- экономическое развитие Сызрани.
 

МЫ СТРОИМ ТАКИЕ МАШИНЫ, ЧТО НАМИ ГОРДИТСЯ СТРАНА

В Сызрани имеются предприятия самого разного профиля. И все же 'визитной карточкой' промышленности города по праву считалось во второй половине 20-го века (и считается теперь) машиностроение. Думается, будет справедливо начать рассказ о нем не в хронологическом порядке, а с завода, принесшего Сызрани всемирную славу. Речь, конечно же, об ОАО 'Тяжмаш'.
Нынешняя индустриальная мощь многих городов Поволжья и Урала по праву объясняется тем, что в самом начале Великой Отечественной войны в эти регионы эвакуировались предприятия из западных областей Советского Союза, которым грозила немецкая оккупация. Одним из них и был Людиновский локомобильный завод, получивший новую 'прописку' в нашем городе.
В августе-сентябре 1941 года в Сызрань прибыло 38 эшелонов с оборудованием и специалистами Людиновского завода. В ту первую суровую военную зиму им предстояло возродить родное предприятие на новом месте. Конечно, они рассчитывали в этом деле на помощь сызранцев. И не ошиблись в своих ожиданиях.
Без чего немыслимо строительство? Конечно, без электроэнергии. Благо, у людиновцев были свои локомобили - паровые машины. Вот одна-то из них мощностью 75 лошадиных сил, установленная в бывшей конюшне, и дала начало 'электростанции'. А вскоре здесь стояло уже восемь таких агрегатов общей мощностью 400 киловатт.
Параллельно с приемом, размещением оборудования и людей, прибывших из Людиново, шли проектирование цехов, рытье котлованов, закладка фундаментов, возведение стен. На других производственных площадках города налаживался выпуск 'оборонки'. Уже в начале декабря завод отправил фронту первую партию боеприпасов - 35 тысяч мин.
Легендами овеян монтаж перевезенного в Сызрань уникального по тому времени 700-тонного пресса, на установку которого еще до войны в Людиново ушло два года. На новом месте эту махину, без которой было невозможно выпускать ни локомобили, ни морские мины (поступил и такой заказ), заставили работать уже к весне 1942-го. Правда, трудиться монтажникам пришлось круглосуточно, но ведь - война!
К концу Великой Отечественной заводчане выпускали уже сотни локомобилей, огромное количество боеприпасов. Не случайно коллектив предприятия был награжден в 1945 году орденом Трудового Красного Знамени (в 1976-ом к нему добавится орден Октябрьской Революции); ему оставлено на вечное хранение переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. 1922 заводчанина удостоены за ударную работу в военный период орденов и медалей.
После войны коллектив продолжал выпуск локомобилей - до двух тысяч штук в год - столько, сколько до Великой Отечественной все заводы страны. Параллельно продолжалось строительство цехов, домов и объектов соцкультбыта в жилом поселке предприятия.
В 1949 году заводчане начали выпуск мощных воздуходувных машин, другого оборудования для металлургической и цементной промышленности. Но и они, и локомобили были для коллектива лишь своеобразной 'разминкой' перед решением сложнейших задач, встававших перед машиностроителями в последующие десятилетия.
В конце 1951 года локомобильный получил другое название: 'Сызранский гидротурбинный завод'. Это объяснялось тем, что в стране намечалось масштабное строительство новых ГЭС. И первой из них для сызранцев стала Камская, на которую они изготовили и поставили 24 гидроагрегата. За нею последовали Кайрак-Кумская, Варваринская. Параллельно выпускались отдельные узлы для турбин Куйбышевской, Волгоградской, Горьковской, Новосибирской и других ГЭС страны.
'Завод тяжелого машиностроения' (СЗТМ) - так стал именоваться бывший локомобильный и гидротурбинный с 1957 года. Производство техники для ГЭС сворачивается и возобновляется только через 12 лет, но - уже на более высоком уровне. Турбины поставляются на Подужемскую (Карелия), Усть-Хантайскую (север Красноярского края), Капчагайскую (Казахстан), Ходжикентскую, Газалкентскую, Тертерскую, Шамалды-Сайскую (республики Средней Азии), Рижскую (Латвия) и другие электростанции. Особой строкой в заводскую летопись вписано изготовление в начале 80-ых тридцати гидроагрегатов для Чебоксарской ГЭС - восьмой ступени волжского каскада.
В 50-ых же годах сызранцы выпускают шаровые углеразмольные мельницы для одной из тепловых гидроэлектростанций Монголии, Приднепровской ГРЭС, что на Украине. Позднее это направление становится одним из ведущих для заводчан. Их техникой разного типа для размола углей оснащались энергоагрегаты не только в нашей стране, но и за рубежом. Вот лишь несколько адресов: ТЭС 'Марица-Восток' (Болгария), ГРЭС - Экибастузская, Омская, Пермская, Павлодарская, многие другие.
Казалось бы, что общего между машиностроением и химией? Верно, последняя не может обходиться без оборудования, способного работать в агрессивных средах. Его-то в 60-ых годах, когда в стране появились десятки строек большой химии, и стали выпускать сызранцы. Они выполняли заказы Тольятти и Стерлитамака, Уфы и Новокуйбышевска, Волгограда и Нижнекамска: И, конечно же, заводов в своем городе - нефтеперерабатывающего и технического углерода.
Трудно найти крупное металлургическое предприятие России (и стран СНГ), которое обходилось бы без техники, выпущенной в Сызрани. Это - мельницы и дробилки, колодцевые и мульдозавалочные краны, напольно-завалочные машины и мощные дымососы. Например, на Карагандинском металлургическом заводе скорость загрузки конверторов удалось увеличить в начале 60-х вдвое - такой эффект дала завалочная машина, поставленная сызранцами.
Кто не знает о Курской магнитной аномалии! Сюда-то, на Лебединский и Михайловский горно-обогатительные комбинаты, волжане поставляли мощные мельницы для измельчения руды: с семи - , а потом и девятиметровыми барабанами.
Многие предприятия этой отрасли получали из Сызрани и мощные ленточные конвейеры. Их можно встретить на заводах Криворожья, в Новолипецке, Череповце, в других центрах черной металлургии бывшего СССР, где они применяются для загрузки сырья в домны.
Но для того, чтобы руда попала на обогатительные предприятия, ее нужно поднять из карьера - с глубины нескольких сотен метров. Самый лучший транспорт для этого - не автомобильный или железнодорожный, а конвейерный. Такую циклично- поточную технологию и доверили воплотить в металле сызранцам. Выпущенными ими магистральными ленточными конвейерами оснащены карьеры и обогатительные фабрики Соколово-Сарбайского, Алмалыкского, Ингулецкого, Южного, Стойленского, Качканарского, Оленегорского и многих других ГОКов. Используются они и в шахтах, а также при отсыпке плотин гидроэлектростанций.
Выпуск мельниц, как мы уже знаем, - одно из главных направлений работы коллектива завода. Но ведь их, наверное, можно применять не только для размола угля или руды? Конечно! Мельницам мокрого самоизмельчения разного типа нашлось дело на цементных заводах Ульяновска, Жигулевска, Каменец-Подольска, Брянска, Старого Оскола, других городов.
И уже как само собой разумеющееся сызранцы восприняли известие о том, что им поручается изготовление мельниц для алмазодобытчиков Якутии. В 1967 году в Мирный ушли две МБ-70-23. Эффект превзошел все ожидания. Не случайно вскоре поступили новые заказы на мельницы бесшарового помола не только от алмазо-, но и от золотодобытчиков Сибири.
Выполнялись в Сызрани и заявки атомной энергетики. В числе заказчиков заводчан - Белоярская, Калининская, Запорожская, Балаковская, Ровенская, Хмельницкая, Ростовская и другие АЭС, а также Волгодонский завод 'Атоммаш'.

Есть в биографии завода и другие особые задания. Например, гидроцилиндры -'ноги' шагающего экскаватора, созданного на 'Уралмаше'. Металлоконструкции для здания одного из московских цирков, козловые краны для Куйбышевского метро и многое другое - все это тоже дело умелых рук заводчан.

Лишь чуть более десяти лет назад приоткрылась еще одна страница в летописи завода. Речь - о причастности его коллектива к освоению космоса и укреплению обороноспособности страны.
21 августа 1957 года впервые стартовала советская межконтинентальная ракета Р-7. Изготовление сложнейших агрегатов стартовых комплексов этой 'малютки' и поручили сызранцам. Не подвели! Позднее ракеты Р-7 сняли с боевого дежурства, но их стартовые комплексы, оборудованные волжанами, использовались на космодромах Байконур и Плесецк для запуска пилотируемых и грузовых кораблей, искусственных спутников Земли.
В 1962 году завод посетил С.П. Королев - в связи с задуманной им новой ракетой под условным названием Н-1. Затем сызранцы выехали в ОКБ Генерального конструктора. Волжанам поручалось изготовление сборочного, сварочного, испытательного оборудования, отдельных крупных узлов - ферм самой ракеты, соединяющих три ее ступени. Многое успели сделать, но после нескольких провальных стартов и смерти С.П. Королева работы по Н-1 свернули. Однако, как подчеркивали специалисты, вины сызранцев в этих неудачах не было.
Более того, опыт волжан пригодился при выполнении еще одного космического заказа - оборудования для запуска ракет типа 'Протон' и орбитальной станции 'Салют'. Кстати, сызранцы причастны и к созданию системы 'Энергия' - 'Буран', к сожалению, так и не доведенной до ума, но высоко оцененной отечественными и зарубежными специалистами в области освоения космоса.
Когда коллектив насчитывает свыше 10 тысяч человек да к тому же решает задачи, важные для всей страны, его, естественно, не обходят наградами. И ВДНХ СССР, и государственными. Сотни заводчан удостоены в годы войны и последующие десятилетия орденов и медалей.
В 1976 году предприятию вновь поменяли вывеску: 'Сызранский турбостроительный завод'. 'СТЗ' - эту марку хорошо знали не только в нашей стране, но и за рубежом. По адресам поставок продукции сызранцев можно изучать географию если уж не всей планеты, то ее половины - точно. Вот эти страны (не считая входящие в СНГ): Монголия, Китай, Болгария, Польша, Венгрия, Индия, Албания, ОАР, Ирак, Вьетнам, КНДР, Финляндия, Румыния, Судан, Эфиопия. Всего 18 государств на четырех континентах!
В послевоенные десятилетия вторым по значению предприятием города справедливо считался 'Сызраньсельмаш'. Бывшая лесопилка, появившаяся на берегу Волги еще в 1897 году, реконструировав производство и нарастив мощности, в 20-40-ых годах ХХ века стала поставлять пиломатериалы в республики Средней Азии, в Донбасс и Кузбасс. Незадолго до Великой Отечественной предприятие перепрофилировали в завод стандартного домостроения. В начале войны сюда поступило оборудование эвакуированных заводов Москвы и Днепропетровска. Коллектив перестроил производство на нужды обороны.
В 1946 году труженикам завода поручается ответственное задание: освоить серийное производство самоходных зерноуборочных комбайнов С-4. И уже в начале 1948-го первые машины сошли с конвейера предприятия. В конце лета на уборке урожая в Поволжье и на Северном Кавказе, в Сибири и на Украине работали сотни комбайнов, выпущенных в Сызрани. За восемь лет страна получила из нашего города свыше 17500 'степных кораблей', как их тогда называли.
Май 1954-го стал временем рождения еще одного комбайна - силосоуборочного СК-2,6. К концу того года таких машин с заводского конвейера сошло уже свыше двух тысяч. А в 1955-ом их производство увеличилось более чем в три раза. И выпуск наращивался с каждым годом.
В 60-ых годах коллектив завода освоил производство измельчителя кормов 'Волгарь-5'. Замечательная машина получилась! Не случайно она неоднократно демонстрировалась на международных выставках сельскохозяйственной техники и дважды - в Москве и Будапеште - отмечалась золотыми медалями.
В те же 60-ые заводчане подарили селу раздатчик кормов РКС-3000 М. Этот механизм отличался отменным качеством, что тоже удостоверено золотой и серебряной медалями международных выставок.
Техника, предназначенная для оснащения ферм, постоянно совершенствовалась. В 1979-ом сельмашевцы создали 'Утес-15', позволивший измельчать грубые корма. Раздатчику кормов РКУ-200 животноводы тоже дали высокую оценку.
В конце 70-ых - начале 80-ых сельмашевцы создают комплекс сеноуборочных машин - стогообразователь СПТ-60 и стоговоз СП-60. Первый собирал валки, спрессовывал их в объем до 60 кубометров, а второй транспортировал стог в нужное место. Высокая производительность, никакого ручного труда, что и отмечено медалями ВДНХ СССР. Такой техники больше не выпускало ни одно предприятие страны.
...Это машиностроительное предприятие не могло не появиться именно в Сызрани. Еще до войны, в 1936 году, в окрестностях города на глубине 637 метров открыли нефтяной пласт промышленного значения. Так было положено начало 'Второму Баку'. В 1937-ом здесь создается промысел, а еще год спустя организуется трест 'Сызраньнефть'.
Начавшаяся Великая Отечественная требовала наращивания темпов добычи 'черного золота', но в то же время и обновления, ремонта промыслового оборудования. Эту задачу и возложили на коллектив. На небольшой территории к югу от центра города появились мастерские с литейкой, цехом металлоконструкций, механическим участком. Летом 1942 года на их базе и начнется строительство ремонтно-механического завода (РМЗ). Появляются новые цеха, изготавливаются запчасти бурового и промыслового оборудования для нефтяников страны. Осваивается выпуск продукции десятков наименований, в том числе и задвижек 'Лудло' разного диаметра, столь необходимых добытчикам 'черного золота'.
В послевоенные годы коллектив РМЗ продолжает сотрудничество с нефтедобытчиками страны. Но новое время выдвигало и новые задачи. Начавшееся в 60-ых годах освоение месторождений 'черного золота' в Тюмени потребовало более совершенной техники. Ее выпуск в числе других предприятий отрасли поручили и Сызранскому РМЗ. Вскоре его установка подготовки нефти УДО-2М пошла в серийное производство и демонстрировалась на ВДНХ СССР. Та же 'участь' ждала в 70-ых годах и две другие новинки сызранцев: печи трубчатые блочные ПТБ-10-64 и ПТБ-10-160. Эти установки не уступали зарубежным аналогам, а по ряду характеристик и превосходили их.
Вагон-дома, вагон-столовые, сборно-разборные здания арочного типа различных размеров: Все это (и многое другое) - тоже продукция сызранцев. Ее можно встретить и в Сибири, и на Сахалине, и в Казахстане, и в тундре, то есть повсюду, где обживают новые места разведчики недр и добытчики 'черного золота'.
Наш рассказ о главной отрасли промышленности Сызрани был бы неполным, умолчи мы о заводе запасных частей к швейным машинкам. Предприятие это, расположившееся в центре города, занимало совсем небольшую площадь и, казалось бы, не играло заметной роли. Но швейные машинки знаменитого Подольского завода не могли работать без деталей, изготовлявшихся в Сызрани. Как говорится, мал золотник, да дорог.

 ПО ТАБЛИЦЕ МЕНДЕЛЕЕВА 

С открытием 'Второго Баку' и началом эксплуатации его месторождений между Волгой и Уралом остро встал вопрос о переработке нефти на месте. Началось строительство заводов в Уфе, Саратове и нашем городе.
Сызранский НПЗ начали возводить еще в 1938 году. Построили административный корпус, пару жилых домов, заложили фундаменты под головную установку. Казалось, война надолго поставит крест на этих делах: до того ли, мол, в лихую годину? Но уже в конце лета 1941 года на промплощадку стали прибывать эшелоны с оборудованием, эвакуированным из Одессы, Херсона, Туапсе. Вместе с ними в Сызрань приехали специалисты-нефтепереработчики, которые и составили ядро коллектива нового предприятия. Но, разумеется, потребовались и местные кадры.
Работали на строительстве, как вспоминают ветераны, с утра до 23 часов, в выходные дни - с 6 до 12, в вечернее время - при затемнении. Дело осложнялось отсутствием нужной техники. Два маломощных трактора да две ручные лебедки - вот и вся механизация. Но зато какие люди были!
Летом 1942-го на заводе наконец пустили установку термического крекинга ТК-1. Первые эшелоны с бензином, полученным на ней, были отправлены по вступившей к тому времени в строй железнодорожной ветке на Сталинград. И когда через полгода бесславно окончился у берегов Волги поход армий Паулюса, сызранцы с гордостью говорили: 'Это и наша победа!'.
Сначала завод перерабатывал бакинский мазут, но потом, когда немцы вышли к Волге, его транспортировка по реке прекратилась. Однако к тому времени 'черное золото' в промышленных масштабах стали добывать уже на Сызранском промысле. Отсюда до предприятия срочно проложили трубопровод, местное сырье использовалось на обеих имеющихся установках - ТК-1 и шестикубовой батарее.
В послевоенные годы потребности народного хозяйства вызвали необходимость увеличения мощности предприятия. Реконструируются старые установки, строятся новые, в том числе и с помощью зарубежных специалистов - из Чехословакии, Германии. Причем не только наращивается мощность первичной переработки нефти, но и развиваются вторичные процессы, термическое и каталитическое крекирование, каталитическое риформирование, гидроочистка и т. д. За этими мудреными техническими терминами кроется резкий рост объемов производства продукции, улучшение ее качества. Высокооктановые автобензины и дизельные топлива, битумы, сжиженные газы, ароматические углеводороды и термогазойль - все это выпускается на Сызранском ордена Трудового Красного Знамени нефтеперерабатывающем заводе.
В 1960 году на СНПЗ началось строительство цеха по производству сажи (технического углерода). Она используется в качестве основного компонента при изготовлении автомобильных шин и других резинотехнических изделий. Конечно, сажа эта - не обыкновенная, а получаемая путем сложных процессов из природного газа, продуктов крекинга нефти и каменноугольных смол. Через четыре года новое производство выделилось в самостоятельное предприятие -сажевый завод (позднее технического углерода).
Немало взлетов и падений пережил коллектив этого предприятия нефтехимии за десятилетия, прошедшие со времени его рождения. Техуглерод марок ПМ-70, ПМ-75, ПМ-100 получали шинные предприятия более 30 городов Советского Союза. Отгружался он и на экспорт - на Кубу, в Болгарию, Венгрию, ГДР, Польшу, Югославию. В 1971 году завод награжден орденом 'Знак Почета'.
С 'черным золотом' связано появление в Сызрани еще нескольких предприятий. Это - управления нефтепровода 'Дружба' и магистральных продуктопроводов, нефтебаза.
Славится Сызрань и предприятиями химии. Причем эта отрасль в городе - одна из старейших.
Еще во время гражданской войны и позже в качестве топлива в Саратове, Вольске других городах Поволжья использовались сланцы, промышленная разработка которых началась по личному указанию В.И. Ленина к югу от Сызрани в 1919 г. Однако через пять лет Кашпирский рудник закрыли как убыточный. Добыча сланца на нем возобновилась лишь в 1929 г., но требовалось поставить это дело на прочную основу. И вот в 1932-ом проходчики шахты № 1 вскрыли на глубине 120 метров мощные пласты 'горючего камня'. Так родилось крупнейшее в СССР сланцедобывающее предприятие. Со временем ввели в эксплуатацию еще две шахты. В начале 60-ых здесь выдавали ежегодно на-гора 1,5 миллиона тонн топлива. Еще большей производительности труда позволили добиться появившиеся в забоях шахты 'Кашпирская' мощные угольные комбайны. С годами тут вырос крупный горняцкий поселок.
Впрочем, мы забежали вперед. Вернемся в 30-ые годы.
'А нельзя ли использовать этот горючий камень более эффективно?' - задумались химики. - 'И можно, и нужно!' - решили они, и в 1932-ом у сланца появилась 'вторая профессия'. В 6 часов утра 25 апреля на опытном сланцеперегонном заводе окончили загрузку реторт сырьем, запустили топки двух паровых котлов, провели испытание аппаратуры. Предприятие стало выпускать ценные медицинские и ветеринарные препараты - ихтиол, альбихтол, тиокреолин, флотреагенты, за которые раньше расплачивались золотой валютой с зарубежными поставшиками. Теперь страна сама стала экспортером сульфихтона (медицинского ихтиола). Продукция сызранцев знакома медикам Венгрии, Индии, Англии, Турции, многих других стран.
Сланцеперерабатывающий завод получил известность и другими своими изделиями. Например, фенолформальдегидной смолой - компонентом пластмассовых клеевых композиций, техническими моющими средствами 'Полинка', 'ТМС-57', 'Омега-1', 'Вертолин-74' и т. д.
В послевоенные десятилетия широко была известна продукция (например, чистящие средства, растворители) и Сызранского завода бытовой химии. Но и его, и сланцеперерабатывающий затмило другое предприятие, тоже имеющее дело с периодической системой элементов Д.И. Менделеева. Речь, как вы, наверное, уже догадались, о заводе пластмасс - так он назывался в 60-ых, когда велось его строительство, и в последующие годы - до переименования в нынешний 'Пластик'.
Первую продукцию завод дал в марте 1965 года. Поначалу выпускались в основном товары народного потребления. В переработку шли так называемые классические виды сырья: полиэтилен, полистирол, капрон. Через несколько лет последовательно сдаются в эксплуатацию мощности по изготовлению литьевых и прессованных изделий, полиэтиленовой пленки. Но все это было, как потом окажется, лишь своеобразной 'тренировкой' перед главным делом.
Забот у сызранских химиков прибавилось с пуском Волжского автозавода. Заказы тольяттинцев потребовали расширения и переоснащения производства, внедрения новых технологий переработки сырья. Появились материалы, способные гальванизироваться, то есть покрываться металлом. Нашлось применение светотехническим пластмассам, из которых стали выпускать, например, подфарники 'Жигулей'.
В 1970 году на заводе впервые в СССР освоили в промышленном масштабе технологию получения изделий из пенополиуретанов (ППУ) для автомобильной промышленности. Из эластичной пены делают набивки сидений 'Жигулей', из полужесткой - панели приборов, дверные накладки и другие детали. 1974-ый стал годом рождения производства интегрального ППУ. Подлокотники волжских малолитражек изготавливаются именно из него.
Не изменил завод в эти годы и своему прежнему пристрастию - выпуску товаров народного потребления. Термосы, балконные кашпо, пленка для парников, вешалки, папки для бумаг - все это и многое другое делали пластмассовики. А в 80-ых годах здесь освоили производство поливинилхлоридных труб разного диаметра. Эта продукция нашла широкое применение в сельском хозяйстве, так как не поддается коррозии.
Но главной 'профессией' предприятия остается все-таки выпуск деталей для автомобильной промышленности. Только для Волжского автогиганта химики выпускают сотни наименований комплектующих изделий, не случайно завод пластмасс назвали 'спутником ВАЗа'. Но география поставок его продукции гораздо шире. Не обходились без сызранцев автомобилестроители АЗЛК, ГАЗа, КамАЗа. Да и смежники ВАЗа в Калуге и Ржеве, Димитровграде и Белебее тоже хорошо знали марку нашего завода пластмасс.
В 1982 году предприятие получило новое название: производственное объединение 'Пластик', ему присвоено имя 60-летия СССР.

 ВСЕ, ЧТО НУЖНО КАЖДОДНЕВНО КАЖДОМУ ИЗ НАС 

Как мы знаем, Сызрань еще в 19-ом веке считалась одной из крупнейших 'мельниц' России. Не утратилось значение этой отрасли и в 20-ом столетии. В 70-80-ых годах, например, мощности местных комбината хлебопродуктов и мукомольного завода позволяли перерабатывать ежесуточно 1200 тонн зерна - 20 вагонов, это значительно больше, чем могли все дореволюционные мельницы (девять - только крупных) города.
Да и производство, разумеется, стало совершенно иным. Прежние хозяева мельницы о технике не особо беспокоились, ведь под рукой была дешевая рабочая сила, готовая за кусок хлеба трудиться по 12-14 часов в сутки. Если бы бывшие купцы могли заглянуть на мукомольные предприятия во второй половине 20-го века, - не поверили бы глазам своим.
На комбинате хлебопродуктов, например, установлено оборудование, послушное нажатию кнопок. Ручного труда здесь практически нет. Да и ассортимент ныне побогаче. Не только пшено или перловка, но и кормосмесь, обогащенные крупы повышенной питательности. Что и говорить, почти все тут стало другим, одно лишь, пожалуй, осталось неизменным: продукцию сызранцев по-прежнему берут, что называется, нарасхват и в центре России, и в Сибири, и даже за рубежом.
То же самое можно сказать и о продукции мукомольного завода. Что производство здесь механизировано, понятно и без слов. А вот то, что коллективу удалось сделать с процессом отгрузки муки, - это заслуживает отдельного разговора.
В 1967 году в Сызрани прошло Всесоюзное совещание работников отрасли, посвященное изучению опыта волжан по механизации погрузки муки пакетами без поддонов в железнодорожные вагоны. Метод этот, кстати, демонстрировался на ВДНХ СССР, и его разработчики получили медали выставки.
Сызранские мукомолы пошли дальше. Модернизировав пакетоформирующую машину РК-34-80, они стали отгружать продукцию в стропконтейнерах вагонами - без применения ручного труда - в районы Крайнего Севера и Дальнего Востока. И вновь группа заводчан была удостоена медалей ВДНХ. А в марте 1981 года волжане принимали у себя коллег со всей Российской Федерации - на семинаре по обмену опытом. Метод сызранцев стали использовать в стране при транспортировке не только муки, но и цемента, сахара.
Разумеется, мукомолы заботились не только о жителях Крайнего Севера или Дальнего Востока, но и о земляках-волжанах. Продукция сызранцев шла в Тольятти и Жигулевск, Октябрьск и Шигоны. А десятки тонн муки ежедневно - на местный хлебокомбинат.
Своеобразной 'визитной карточкой' этого предприятия стал в 70-80-ых годах торт 'Паутинка'. Он украшал праздничные столы не только сызранцев, но и жителей других городов нашей, соседних областей. И, конечно, комбинат полностью обеспечивал потребности земляков в хлебе, булочных, бараночных, кондитерских изделиях, коих насчитывалось десятки наименований.
Вновь приходится называть Сибирь, Крайний Север, Дальний Восток, когда мы говорим о заводе пищевых концентратов. История его началась еще до Великой Отечественной. Что только не выпускал он за прошедшие десятилетия: и варенье, и соки, и ситро, и сушеные овощи, и халву, и джем, и маринады, и вино, и многое другое. Но производство собственно пищевых концентратов здесь развернулось именно в годы войны. Приготовление блюд из них отличалось быстротой и простотой, что наряду с калорийностью делало эту продукцию незаменимой на фронте.
Сохранили эту специализацию пищевики и в послевоенные годы. Но добавили к ней кисели в брикетах, овощные и фруктовые консервы, деликатесные соусы, многое другое, что разнообразит наш стол.
Соленьями да вареньями отмечено и начало трудовой биографии (тоже до войны) горпищекомбината. Потом он радовал земляков и конфетами, и пряниками разных видов, и восточными сладостями, и безалкогольными напитками, и пивом, и винцом. Словом, на любой вкус.
В те же 30-ые годы в городе появился молочный завод, сырьем для которого служила продукция ферм Сызранского и других окрестных районов. В начале 60-ых предприятие переехало из помещения бывшей церкви в просторный светлый корпус на северной окраине Сызрани. Мощности завода стали способны переработать до 200 тонн молока в сутки, выпускать продукцию десятков наименований. Доились бы буренки!
Ну а если не доятся, - на мясокомбинат! Эта отрасль в Сызрани имеет давние традиции. Не случайно ведь на гербе города изображен бык.
В послевоенные десятилетия мясокомбинат превратился в мощное перерабатывающее предприятие, выпускавшее продукцию десятков наименований. Но, увы, самим горожанам мало что доставалось отсюда. Кроме, пожалуй, вареной колбасы. Зато в столицах сызранские мясные деликатесы знали очень даже хорошо.
Пожалуй, было бы несправедливо не рассказать хоть немного об еще одном предприятии пищевой промышленности города, продукция которого пользуется неизменным спросом, несмотря ни на какие политические или социальные потрясения. Да, конечно, это - ликероводочный завод.
Национализированный после революции винный склад товарищества '
Вакано и Ко' в 1924 году был реорганизован в спиртоводочный завод. Новые хозяева предприятия не отказались от старинных рецептов 'хлебного вина', основанных на использовании местной родниковой воды, что придавало сызранской водке изысканный вкус. Не утратились и традиции изготовления настоек, наливок, до коих тоже охочи многие волжане. Производство росло. Так, только с 1925-го по 1927 год выпуск водки увеличился более чем в 4 раза.
Однако затем наступил резкий спад, вызванный развернувшейся антиалкогольной кампанией. Местный люд пробавлялся самогоночкой, губя свое здоровье, а казна, естественно, несла огромные потери. Благо - вскоре власти одумались.
Во время Великой Отечественной завод стал разливать в тару и технические жидкости для действующей армии. Но главной продукцией предприятия оставалось оно, 'хлебное вино'. Так что фронтовые 'сто грамм' поступали в войска и из Сызрани.
После войны завод расширился, модернизировался. Неизменным осталось только качество нашей водочки. Не случайно сызранцы отправляли свою продукцию сотне потребителей в Поволжье, а также в республики Средней Азии, в другие регионы.
История, как мы знаем, развивается по спирали. В середине 80-ых коллектив ликероводочного завода словно вернулся на полвека назад: вновь - антиалкогольная кампания. Вновь - самогон, суррогаты. Вновь - убытки казны. К счастью, и на сей раз нашлись трезвые головы: через несколько лет отменили запреты.
Как видим, у сызранцев есть и что выпить, и чем это выпитое закусить. Но ведь для нормальной жизни нужно и много чего другого.
Мебель нужна, например. С этим в Сызрани в послевоенные десятилетия тоже дело наладилось. Ассортимент, правда, поначалу на фабрике был весьма скудным: неуклюжий шкаф 'Славянский', нераздвижной квадратный стол, диван с жесткими валиками, этажерка: Но горожане радовались и этому.
Зато в 70-80 годах на предприятии произошел такой рывок в производстве, что, к примеру, набор 'Спальня' попал на ВДНХ СССР, где и был отмечен бронзовой медалью. Сказать по правде, особых звезд с неба мебельщики не хватали, но столы, диваны-кровати, кресла-кровати, просто кресла и просто кровати, шкафы, антресоли, деревянные игрушки приобретали не только сызранцы, но и жители прочих городов и весей.
Итак, квартиру мы обставили. А в чем выйти на люди? И с этим в Сызрани постарались. Еще в годы первых пятилеток славились своим трудом мастерицы швейкомбината, выросшего из бывших мастерской и артели, а затем переименованного в швейную фабрику памяти Ленина. В годы войны коллективу пришлось шить шинели, накидки, сумки, шаровары, гимнастерки, погоны для действующей армии, и повсюду бойцы с благодарностью отзывались об изделиях волжанок.
После войны расширившемуся швейному производству стало тесно в малоприспособленных помещениях. В 1971 году фабрика переехала в новый четырехэтажный корпус прямо в центре города. В то же время она становится крупнейшим предприятием легкой промышленности. Сызрани.
Были в те годы у 'швейки', как ее попросту называли в городе, и две младшие 'сестры' - фабрика ремонта и пошива одежды с десятью ателье и производственное швейное объединение 'Волна'. Причем на последнем выпускались не только отличные платья, халаты, прочая одежда, но и постельное белье, матрацы.
Ладно, оделись. Теперь еще обуться бы. Пожалуйста, - выбор на любое время года.
Обувная фабрика специализировалась на детском ассортименте. Тут тебе и легкие туфельки, и зимние сапожки. Адреса поставок - от центра страны до Дальнего Востока. Та же история - с продукцией валяльно-войлочной фабрики. Правда, ее валенки долетали еще дальше, аж до самого Крайнего Севера.
Кстати сказать, сырье обувная фабрика получала не только 'со стороны', но и из... Сызрани. Старый кожевенный заводик, национализированный в 1920 году, вырос в завод 'Шеврохром'. Его продукцией пользовались обувные и швейно-меховые предприятия 'от Москвы до самых до окраин:'.

 ЗА ПЕРВОЙ ДИЗЕЛЬНОЙ  - И ГЭС, И ТЭЦ 

Мы познакомились с основными отраслями промышленности Сызрани. Вся эта масса заводов и фабрик, некоторые из них имели союзное значение, разумеется не могла работать без электроэнергии. Вот о ней-то и поговорим дальше...
В наследство от дореволюционных лет наряду с другими объектами горожанам досталась и электростанция с двумя дизелями по 100 лошадиных сил и генераторами постоянного тока мощностью 83 киловатта каждый. Она давала ток на часть предприятий и в жилые дома центра Сызрани. Потребности же развивающегося городского хозяйства в электроэнергии были гораздо шире.
На протяжении нескольких десятилетий в местной прессе утверждалось, что Сызранская ГЭС построена по плану ГОЭЛРО, утвержденному в 1920 году. Нет, не входила она в него. В отличие от Кашпирской (Сызранской) ТЭС. Но в начале 20-ых годов город испытывал столь острый дефицит электроэнергии, что разработка проекта строительства ГЭС получила полное одобрение не только местных властей, населения, но и московских специалистов. Выступая в декабре 1924 года в Наркомземе РСФСР, крупнейший ученый в области энергетики профессор С.А. Рейхман заявил: 'Редко встречаются столь благоприятные естественные условия для постройки гидроэлектроустановки, как на реке Сызран у города Сызрани. Значительный уклон, крутая излучина и, наконец, залегающий глубоко под поверхностью земли мощный пласт крепкого доломита - все эти обстоятельства заставляют удивляться, что до сих пор это природное богатство оставалось не использовано'. В конце концов при поддержке председателя Госплана СССР Г.М. Кржижановского стройку включили отдельной строкой в государственный план электрификации, что предполагало нормальное финансовое, материальное и прочее снабжение.
Строительство ГЭС началось в 1925 году. К работам привлекались сотни человек. Преобладал ручной труд - с кирками, носилками, тачками. Начинала строительство одна организация, а заканчивала другая, что, естественно, удлинило сроки работ, привело к их удорожанию. И все-таки 7 ноября 1929 года состоялся официальный пуск Сызранской ГЭС - первенца гидроэнергетики Поволжья. Ее мощность составила 2040 киловатт, напряжение - 6000 вольт. Кстати, станция работает и сегодня. Ежегодно она вырабатывает 5,5 миллиона киловатт-часов электроэнергии.
В 1933 году сдается в эксплуатацию Кашпирская ТЭС, топливом для которой служили горючие сланцы местного рудника. Во время Великой Отечественной войны она расширяется, но удаленность станции от центра города не дает возможности использовать ее на полную мощность. Выход нашелся в сооружении собственных источников получения электроэнергии на заводах турбостроительном, нефтеперерабатывающем, других предприятиях. Но и это не решало проблемы. Требовалась мощная ТЭЦ.
К сооружению такой станции приступили еще в 30-ых годах, но по ряду причин работы приостановились, и возобновились они только в 1940-ом. Во время войны строительство продолжалось, поскольку расположенному по соседству нефтеперерабатывающему заводу требовались для производства не только электроэнергия, но и технологический пар.
Официальной датой пуска Сызранской ТЭЦ считается декабрь 1947 года. Здесь заработали в комплексе немецкий турбоагрегат марки АЕГ и генератор английской фирмы 'Томсон-Хаустон' мощностью 12 тысяч киловатт. Через пару лет вступил в строй котлоагрегат отечественного производства, он использовал в качестве топлива местные горючие сланцы и давал 75 тонн пара в час. В 1951-ом на ТЭЦ устанавливаются два новых котла (плюс - турбоагрегат в 25 тысяч киловатт), а спустя некоторое время - еще столько же, поскольку резко возросли тепловые нагрузки на предприятиях (прежде всего - СНПЗ) и в строящихся жилых кварталах.
В эти годы наша теплоэлектроцентраль не только обслуживала свой город, но и снабжала энергией наряду с Безымянской ТЭЦ, что в областном центре, сооружающуюся Куйбышевскую ГЭС. Кстати, помогла Сызрань этой стройке и сотнями специалистов.
Уже в 1955 году возросшие мощности Сызранской ТЭЦ позволили снять в городе все ограничения по потреблению электроэнергии. А в 1956-ом станция была включена в единую энергетическую систему европейской части СССР.
Сызранская ТЭЦ продолжала расширяться. В 1959 году началось сооружение четвертой, а в 1965-ом - пятой ее очередей. Диктовалось это и наращиванием мощностей предприятий Южного промузла, и расширением строительства жилых кварталов на Образцовской Площадке, а затем в Юго-Западном массиве, ставшем впоследствии крупнейшим 'спальным районом' города.
Сегодня на Сызранской ТЭЦ работают семь турбогенераторов общей мощностью 272 тысячи киловатт. Это более чем в 20 раз превышает первоначальные возможности станции.
С 1961 года ведет свою историю Кашпирский завод теплоизоляционных изделий. Казалось бы, при чем тут он, если речь идет об энергетике? Но в том-то и дело, что это предприятие имеет к ней самое прямое отношение, поскольку выпускает изоляционные материалы, применяющиеся на тепловых электростанциях. В разные годы КЗТИ поставлял свою продукцию по всему СССР - от Белоруссии до Камчатки, а также - на экспорт в Иран, Вьетнам, Пакистан, Афганистан, Сирию, Египет. И, конечно же, ею охотно пользовались сызранские предприятия, начиная от ТЭЦ и кончая любой котельной.
В 1969 году образовалось предприятие 'Сызранские городские электросети'. Впоследствии оно меняло вывески, но постоянным оставалось одно: четкое обеспечение потребителей энергией. А это не так-то просто, поскольку хозяйство здесь большое - несколько сотен километров воздушных и кабельных линий электропередач, свыше 200 трансформаторных подстанций.
:До наших дней сохранилась фотография, сделанная почти 80 лет назад. На ней запечатлены заведующий дизельной электростанцией И.Ф. Козин и два десятка его подчиненных. Снимок появился в честь 10-летия ДЭС в 1923 году. Они, те люди, потом поработают еще и на ГЭС. Но даже в самых смелых мечтах им не увидятся ни нынешнее море огней над Сызранью, ни мощь сегодняшней ТЭЦ, ни уж тем более - 'Тяжмаш', оборудование с маркой которого действует на десятках энергетических гигантов не только России, но и многих других стран мира.

 РАСТУТ КВАРТАЛЫ И ЗАВОДСКИЕ КОРПУСА 

Цеха заводов и фабрик, а то и целые предприятия: Кварталы, микрорайоны современных жилых многоэтажек: Школы, больницы, Дома культуры: Сотни других объектов, появившихся в городе в основном за послевоенные десятилетия: Кто-то же все это строил!
В городских хрониках довоенных, военных, последующих лет нет-нет да и мелькали сообщения о том, что там-то и там-то построено то-то и то-то. Но все это возводилось без серьезной материальной базы, разрозненными силами. Требовалась централизация. И она произошла в 1957 году, когда на базе десятка организаций, принадлежащих различным ведомствам, создали мощный строительно-монтажный трест № 4 с многотысячным коллективом. Почти у каждого его подразделения была своя специализация: СУ-1 и СУ-4 - промышленные объекты, СУ-2 - монтаж жилья, УОР - отделочные работы и т. д.
Появилась возможность более четко сориентировать на потребности треста и работу предприятий стройиндустрии. А это - заводы: железобетонных изделий № 9, деревообрабатывающий, позднее - стекольный, комбинат строительных материалов.
Мощности трех цехов ЗЖБИ-9 позволяли не только полностью обеспечивать запросы строителей Сызрани, но и отправлять железобетонные изделия в Тобольск и Ульяновск, Куйбышев и Нижневартовск, Оренбург и Набережные Челны, даже на экспорт. Кстати, стекольный завод поставлял этому предприятию коврово-мозаичную плитку, идущую на облицовку стеновых панелей. Из них возведены в те годы многие жилые дома в Сызрани.
Чем занимался коллектив деревообрабатывающего завода? Он выпускал для строек города так называемую 'столярку': оконные и дверные блоки, плинтуса и т. п., словом, все то, без чего не обходится ни один объект.
Широкое поле деятельности было у тружеников комбината строительных материалов. В его горном цехе добывался щебень, выпускался химический камень. Естественно, пользовалась большим спросом и продукция заводов силикатного и красного кирпича, тоже принадлежавших КСМ.
Продукция предприятий стройиндустрии шла нескончаемым потоком прежде всего, конечно, на объекты Сызрани. Разве нет их заслуги в том, что, например, за четверть века (1957-1982 гг.) трест № 4 возвел в Сызрани дома общей площадью свыше одного миллиона квадратных метров?! Кстати, в них можно поселить свыше 100 тысяч человек - более половины жителей нашего города.
Впрочем, как бы велико ни было значение предприятий стройиндустрии, главную роль в том, что в послевоенные десятилетия Сызрань основательно преобразилась, сыграл, конечно же, трест № 4. Трудно найти в городе предприятие, к возведению цехов которого не имел бы отношения его коллектив. Им практически полностью были построены заводы пластмасс и технического углерода, а также новые мощности на СНПЗ, 'Сызраньсельмаше', 'Тяжмаше', РМЗ, ТЭЦ и др. Успешная работа объясняется внедрением прогрессивных форм организации труда, а это - диспетчеризация, специализация, применение сетевых графиков, крупные комплексные хозрасчетные бригады конечной продукции и т. д. Не случайно на рубеже 60-ых - 70-ых годов Сызранский стройтрест № 4 удерживал 14 кварталов подряд переходящее Красное знамя Минпромстроя и ЦК отраслевого профсоюза, Совета Министров СССР и ВЦСПС.А если 'перевести' упомянутый миллион квадратных метров жилья в конкретные объекты, то это целый Юго-Западный массив - 'спальный район' Сызрани, Образцовская Площадка, новые кварталы многоэтажек в поселке тяжмашевцев и в центре города. Плюс к тому - школы, здания драмтеатра и ДК '50 лет Октября' и 'Пластик', гостиницы 'Чайка', санаториев-профилакториев, кинотеатра 'Горизонт', узла связи и автовокзала, многое другое. И все это - тоже дело рук дружного коллектива треста № 4.
У строителей нашего города стало доброй традицией выезжать на работу туда, где требовались их опыт, знания, умелые руки. Началось это, пожалуй, с разрушенного землетрясением Ташкента. Вместе с посланцами других регионов страны сызранцы заново отстраивали столицу Узбекистана, ставшую краше прежней.
Да и многие другие великие стройки бывшего Советского Союза не обходились без участия сызранцев. Надо - они едут на КамАЗ, надо - на ВАЗ, надо - и наши уже участвуют в возведении олимпийских объектов в Москве.
Особое место в рабочей биографии треста № 4 занимает объект, возведение которого до недавних пор широко не афишировалось. В 1971 году коллектив получает важное задание: начать строительство близ села Усолье Шигонского района санатория-профилактория 'Волжский Утес'. Заказчик - четвертое управление Минздрава СССР (то, что обслуживало ЦК КПСС). В 1976 году объект сдали в эксплуатацию. Благоприятные климатические условия средней полосы России привлекали сюда на отдых многих партийных чиновников самого высокого ранга. В 1982-ом сызранские строители возвели возле 'Волжского Утеса' правительственную дачу, воспользоваться которой, правда, тогдашний Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев не смог из-за своего смертельного недуга. Она, впрочем, позднее будет еще востребована.
Объекты 'Волжского Утеса' принимались в эксплуатацию, естественно, очень придирчиво. Здесь требовалось высочайшее мастерство, которого сызранцы постепенно и набирались. Этот опыт потом очень пригодился им на городских стройках.

 С ТРАНСПОРТОМ И СВЯЗЬЮ

Сызрань не зря издревле называли 'перекрестком великих дорог'. Еще сотни лет назад сюда вели многие торговые пути. А уж с приходом 'железки' город и вовсе стал одним из крупнейших транспортных узлов Среднего Поволжья. Это, естественно, сыграло свою роль (порой - трагическую) в событиях революции, гражданской войны, а затем и последующих десятилетий.
Железнодорожный мост через Волгу близ Сызрани открывал пути из центра страны на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и в обратном направлении. Понятно, что в условиях гражданской войны за контроль над этим важным стратегическим объектом велась ожесточенная борьба. Не случайно он несколько раз переходил из рук в руки враждующих сторон. В конце сентября 1918 года белогвардейцы, отступая на левобережье Волги, взорвали два пролета моста. Советское правительство придавало его восстановлению огромное значение. На Волгу направили сотни специалистов из Москвы, Калужской губернии, с Урала. Рука об руку с ними трудились рабочие Сызрани и Батраков (ныне Октябрьск). Однако необходимость в переправе была настолько велика, что зимой (благо - ударили крепкие морозы) прямо на лед уложили железнодорожные рельсы и по ним с помощью лошадей катили вагоны - до 200 в сутки. А к весне 1919 года взорванные пролеты моста восстановили.
Сызранский мост приобретал со временем все большее значение, поскольку постоянно возрастали потоки грузов по железной дороге. И особую роль он сыграл, конечно, в годы Великой Отечественной войны, когда на восток и в Среднюю Азию шли составы с оборудованием эвакуированных из европейской части СССР предприятий, людьми, а на запад - эшелоны с боевой техникой и армейскими частями. Менялись времена, менялись власти, а сызранский железнодорожный мост продолжал (и продолжает!) служить людям - уже более века.
Разумеется, с тех пор сохранились в городе также другие железнодорожные объекты. И, конечно, один из самых известных - здание вокзала станции Сызрань-I. По нынешним меркам многим проезжающим оно кажется старомодным. Но приглядитесь к нему повнимательнее снаружи, войдите вовнутрь, и вас поразит прелесть старинного зодчества, перед которой, к счастью, бессильны любые модернизации. Впрочем, на привокзальной площади вас встретят и постройки из стекла и бетона современной архитектуры - здания билетных касс и Волжского отделения железной дороги . С этого вокзала идут поезда на Москву, Пензу, Ульяновск, Самару, Тольятти.
А если вы едете в южном направлении - на Саратов, то вам нужно на другой вокзал - станцию Сызрань-город. Миленькое деревянное зданьице по-простецки проводит или встретит и своих земляков, и тех, кому надо сделать пересадку, чтобы уехать в любой конец страны.
Ну а для того, чтобы пассажирские и грузовые поезда ходили без задержек, в черте города действуют не только четыре станции, но и десятки других предприятий, составляющих сложнейший механизм одного из крупнейших железнодорожных узлов России. И особое место среди них занимают, конечно же, локомотивное (тепловозное) и вагонное депо, славящиеся своими трудовыми традициями с давних времен.
Какая самая известная профессия на железной дороге? Конечно, машинист. Локомотивное депо Сызрань - целая эпоха в истории города. Несколько десятилетий после революции главной 'тягловой силой' здесь были паровозы. А они подчинялись мастерству, опыту машинистов. Еще до войны среди них славились Федор Вершигоров, Василий Борисов, Владимир Пономарев и другие. А в годы Великой Отечественной мужчин, ушедших на фронт, заменяли и женщины: Татьяна Поднебесова, Мария Жупырина, Полина Скворцова, Мария Бызова, Александра Филатова, другие. Впрочем, не только на паровозах трудился 'слабый пол'. Вслушайтесь, как, например, звучит это: кузнец парового молота Антонина Зузолина. Или: осмотрщик вагонов Елена Асанина.
После войны в жизнь сызранских железнодорожников постепенно приходят перемены. В 1961 году в локомотивное депо поступила первая партия тепловозов марки ТЭ-3. В 1970-ом создается Волжское отделение Куйбышевской железной дороги с центром в нашем городе, просуществовавшее 26 лет. Вместе с локомотивщиками и вагонниками ритмичность перевозок успешно обеспечивают труженики дистанций пути, сигнализации и связи, других предприятий железнодорожного узла.
Железная дорога имеет подъездные пути ко всем более-менее крупным предприятиям города, которые нуждаются в ее услугах. Среди них, естественно, Сызранский речной порт, созданный в 1972 году, - после появления водохранилища Саратовской ГЭС. В лучшие времена за навигацию он перевозил свыше 200 тысяч человек (теплоходами, судами на подводных крыльях) - больше, чем количество населения самого города, и перерабатывал по три миллиона тонн народно-хозяйственных грузов. Да плюс своими силами речники намывали за сезон со дна Волги и отправляли потребителям до миллиона тонн песка.
А кто они, потребители? Да прежде всего - свои же, городские строительные и дорожные организации. К ним же путь доставки грузов один: автотранспортом. Вот о нем-то и пойдет речь дальше.
Подъезжающие к основной территории Сызранского грузового автокомбината всегда обращают внимание на невысокий пьедестал, на который водружен старенький грузовичок одной из первых советских марок: 'ГАЗ-АА'. А на крышу административного корпуса предприятия, что совсем рядом, вознесен красавец 'КамАЗ'. Это - вехи истории автотранспорта города.
А вообще-то первый автомобиль отечественного производства Сызрань получила в июне 1925 года. На капоте машины значилось: 'АМО' - 'Акционерное московское общество'. И уже через несколько лет в городе появились другие автомобили - полуторатонные, работавшие на гвоздильном и мукомольных заводах. Были они все той же марки - 'АМО'.
Сызранская же база 'Союзтранс', несмотря на столь громкое название, имела к 1930 году всего 34 лошадки. И когда Совнарком СССР принял решение о развитии транспорта в стране, оно коснулось и нашего города. Уже в 1932-ом в Сызрань поступили первые 11 автомобилей марки 'Форд-АА'. А в следующем году было создано грузовое автотранспортное предприятие. С той поры у него неоднократно менялись вывески (ныне - АО 'Сызраньгрузавто'), но постоянным оставалось стремление шоферской братии делать свое нелегкое дело на совесть. Верность этой традиции волжане подтвердили и во время Великой Отечественной, когда отряд сызранских водителей почти в полном составе отправился на фронт, и в послевоенные годы.
Несколько десятилетий у руля предприятия стоит М.С. Серпер. Он и его соратники превратили заурядную некогда автобазу в одну из крупнейших транспортных организаций не только Среднего Поволжья, но и всего тогдашнего Минавтотранса России. Сызранские грузовики исколесили дороги Белоруссии и Сибири, Прибалтики и Средней Азии, Урала и Закавказья. В 80-ых годах прошлого века парк автокомбината насчитывал до тысячи машин разного тоннажа - от простеньких 'газиков' до могучих карьерных 'БелАЗов'. Поддерживать его в работоспособном состоянии позволяла мощная производственно-ремонтная база, созданная своими силами.
Особая страница в истории коллектива грузового автокомбината - его участие в работах на селе. Велись они круглый год, но особенно напряженными были, конечно же, летние месяцы, когда поспевал урожай. Мощные автопоезда отправлялись из Сызрани в хозяйства не только Самарской, но и соседних областей. Прославленный Е.И. Аверьянов и его коллеги-шоферы перевозили во время уборочной страды десятки тысяч тонн грузов - зерна, силоса, сахарной свеклы и т. д.
 
Не оставались в стороне от сельскохозяйственных перевозок и водители Сызранской автобазы № 4 треста 'Куйбышевстройтранс': ежегодно на уборочную отсюда отправлялись десятки автомобилей. Впрочем, главной заботой коллектива этого предприятия было обеспечение строительных объектов города необходимыми материалами. Бетон, железобетон, песок, кирпич, щебень - все это и многое другое шоферы автобазы № 4 стремились доставлять по месту назначения точно в срок, без потерь. Успешно справляться с поставленными задачами коллективу позволяли хорошо оснащенные ремонтные мастерские и, конечно, классные специалисты, работающие в них.
 
В 1934 году несколько машин автогужевой базы переоборудовали для перевозки людей. С той поры и ведет отсчет своей истории Сызранский пассажирский автокомбинат. В первое время автобусы 'бегали' по единственному городскому маршруту: от железнодорожного вокзала - до Центрального рынка и пристани Раково, ушедшей позднее на дно водохранилища Саратовской ГЭС.
 
В послевоенные десятилетия парк пассажирского автопредприятия постоянно пополнялся. Расширялась ремонтная база. И в 80-ых годах ежедневно отсюда отправлялись в рейсы по десяткам городских, пригородных, междугородных, специальных маршрутов свыше 400 автобусов и 120 таксомоторов. Каждые сутки они перевозили почти столько же пассажиров, сколько насчитывало население Сызрани.
 
Особенно запомнился сызранским автомобилистам 1980 год. Тридцать лучших водителей автобусов пассажирского предприятия участвовали летом в перевозках участников и гостей ХХII Олимпийских Игр в Москве.
 
Разумеется, в Сызрани имелись и другие автобазы, обслуживающие потребности строек, заводов, фабрик, прочих предприятий, в том числе и связи. Пожалуй, о ней, о связи то есть, тоже имеет смысл хотя бы немного поговорить, ибо и она всем нужна.
 
Появившаяся в городе в 1899 году телефонная сеть в течение нескольких десятилетий почти не развивалась. Лишь в 1924-ом открылось первое отделение связи. А еще через пять лет по инициативе общества друзей радио и радиолюбителей почтово-телеграфной конторы в городе возникло радиовещание, на ул. Советской установили громкоговорители. Два года спустя, в 1931-ом, Сызрань получила усилитель мощностью 200 ватт, другую аппаратуру, которую установили в новом здании радиоузла. При нем и была создана студия вещания. 27 апреля вышел первый выпуск радиогазеты 'Красный Октябрь'.
 
1939-ый стал годом рождения в Сызрани проводного вещания. Было установлено свыше пяти тысяч радиоточек. Кроме того, у местных жителей имелось к тому времени около 1200 радиоприемников. А уже после начала Великой Отечественной создана редакция городского радиовещания. Это имело огромное значение для более широкого информирования населения о событиях, происходящих в годы войны. К той же поре относится и первая успешная попытка установления прямой телефонной связи между Сызранью и другими городами области.
 
После войны связь в Сызрани довольно долго практически не развивалась. Что и понятно: страна бросила все силы и средства на возрождение территорий, освобожденных от немецкой оккупации. Но в городских хрониках нет-нет да и мелькнет сообщение, имеющее отношение к этой отрасли. В 1948 году, например, местный радиоузел стал самостоятельной организацией. Или - десять лет спустя: у сызранцев имелось 150 телевизоров. Или - в 1960г.: сдана в эксплуатацию первая в городе АТС на 3000 номеров; на Монастырской горе началось строительство телевизионного ретранслятора (он пущен в январе 1961-го, что сделало реальностью массовое распространение 'голубых экранов', и в 1965-ом их было уже 14,5 тысячи. Еще через несколько лет в результате реорганизации появился районный узел связи, больше, впрочем, работающий на город. После реконструкции центральной аппаратной радиоузла в 1970 г. Сызрань стала принимать три общесоюзные программы. Пару лет спустя, после строительства АТС, телефонная связь дотянулась до самого отдаленного района города - поселка Новокашпирского. С вводом в эксплуатацию на северо-восточной окраине Сызрани новой антенны телеретранслятор начал с 1974 года передавать две программы ЦТ в цветном изображении. Последовавшие затем несколько лет 'затишья' в этой сфере сменились бурным подъемом. В 1978-ом начинается строительство Дома связи на ул. Ф. Энгельса, в разных районах Сызрани возводятся здания новых АТС, междугородной телефонной станции. К середине 80-ых годов местное население имело 66 тысяч радиоточек, около 40000 радиоприемников, более 100000 телевизоров.
 
Пора ставить точку. И в ее качестве, пожалуй, лучше всего использовать небольшую историю, объединяющую почти все виды транспорта и связи, о которых говорилось в этом разделе.
 
:В 1936 году на Севастопольском судостроительном заводе спустили на воду теплоход, получивший название 'Сызрань'. В военное время его переоборудовали под минный заградитель, а в мирную пору он использовался для перевозки грузов в Черноморском пароходстве. Корабль износился, его списали в утиль, но гордое имя перешло к другому судну - контейнеровозу, построенному на верфи в Херсоне. Этот теплоход, приписанный к Одессе, обошел многие моря и океаны планеты. Члены его экипажа были гостями волжан, делегации сызранцев, в свою очередь, поднимались на борт корабля. А сколько они говорили по 'междугородке', сколько переписывались, когда готовились к таким встречам! И обо всем этом сызранцы знали из средств массовой информации, в том числе - областного телевидения (местного тогда не было) и радио.

  ДЕРЖИМ ПОРОХ СУХИМ 

В предыдущих главах мы уже немного говорили об участии сызранцев в Великой Отечественной - на фронте и в тылу. Но военная тема настолько близка нашему городу, что, пожалуй, не обойтись без более подробного рассказа об этом.  
Удобное географическое положение Сызрани, можно сказать, 'милитаризировало' ее, несмотря на мирный нрав местных жителей. Во всех революционных и последующих событиях в той или иной мере участвовали люди в военной форме. Вспомним: в конце октября 1917 года власть в городе оказалась в руках Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Созданные им отряды Красной гвардии разоружили эшелон с оренбургскими казаками, двигавшимися на Южный Урал для поддержки атамана Дутова, противостояли белочехам и т. д., то есть активно участвовали во всех событиях тех лет. Когда весной 1919 г. началось крестьянское восстание в Усолье, Шигонах, ряде других сел Сызранского уезда, в карательный отряд по его подавлению наряду с бойцами из Пензы, Кузнецка, Самары вошли и сызранцы. В то же время в городе был сформирован 221-ый ударный стрелковый полк, влившийся в состав легендарной 25-ой Чапаевской дивизии.
 
Воинские части, дислоцированные в Сызрани, позднее участвовали в восстановлении разрушенной гражданской войной местной экономики. В городе регулярно проводились какие-либо 'недели' или 'дни'. Например, 'раненого и больного красноармейца', 'фронта и транспорта'. Заработанные средства направлялись в фонд поддержки Красной Армии. В 1921 году для борьбы с бандитизмом в Сызрани создали часть особого назначения (ЧОН).
 
Продолжал развиваться 'арсенал' в пос. Сердовино. Так, в 1923 году отсюда было отправлено в войска 1170 вагонов с грузами, а принято боеприпасов еще больше - 1784 вагона. Незадолго до начала войны этот склад получил новое наименование: 'Центральная военная база № 22'. К тому времени 'арсенал' превратился в мощное предприятие по производству артиллерийских боеприпасов, вокруг него возник крупный военный городок. Эта база сыграла огромную роль в период Великой Отечественной. Только в 1941-ом на новых сборочных потоках здесь увеличился выпуск снарядов для реактивных систем (в том числе и 'Катюш') почти в 30 раз! А в 1943-ем фронт получил отсюда 43 тысячи вагонов с боеприпасами. За четыре года войны в действующую армию было направлено около 41 миллиона снарядов. Не утратил, к слову, 'арсенал' своего значения и в последующие десятилетия.
 
Впрочем, мы забежали вперед. Еще в 1927 году в Сызрани был создан 'Автодор' - оборонная организация, преобразованная восемь лет спустя в городской 'Военно- учебный автомобильный пункт', занимавшийся подготовкой шоферов и танкистов для армии.
 
Разумеется, не могли миновать Сызрань и сталинские репрессии. Больше всего от них пострадали гражданские лица. Но были среди репрессированных и несколько командиров из местного гарнизона, которых обвинили в : 'подготовке взрыва моста через Волгу'. Однако военное строительство продолжалось и в нашем городе. В 1939 г. здесь создается соединение железнодорожных войск (в/ч 67644), которое, кстати, и поныне дислоцируется в Сызрани.
 
Да, Великая Отечественная разделила жизнь советских людей надвое: на 'до' и 'после' войны. В последнюю неделю июня 1941-го более 16 тысяч сызранцев написали заявления с просьбой направить их в действующую армию. В июле город полностью переводится на военный режим. Создается отряд народного ополчения из более чем 3500 человек. В том же месяце в Сызрань прибыл первый санитарный поезд с ранеными. Для их приема открыли эвакогоспиталь на 100 коек в помещениях больницы и детского санатория. Горожане окружили фронтовиков заботой и вниманием. Всего же за годы войны в Сызрани открылось 11 госпиталей, принявших в общей сложности около 53 тысяч раненых и больных воинов. Многие из них вернулись в боевой строй или отправлены в глубокий тыл. Но свыше 1200 человек умерли и были похоронены на старогородском кладбище. В связи с оползнем, появившимся здесь много позже, в 1985 году их останки перенесены к сызранскому кремлю - здесь создан мемориальный комплекс с Вечным огнем.
 
Вернемся, однако, в грозные годы Великой Отечественной. В предыдущих главах мы уже говорили о том, что в Сызрань прибыли из Украины, центра европейской части страны несколько предприятий с их персоналом. Но город принял также десятки тысяч беженцев, эвакуированных граждан с территорий, которым грозила немецкая оккупация. Местные жители расселили, накормили, обогрели всех, в том числе (в1942-ом) и 620 детей блокадного Ленинграда.
 
Вообще жизнь в городе в ту пору кипела, как никогда прежде. В 1941 г. создается местная противовоздушная оборона, оборудуются газобомбоубежища, в окрестностях Сызрани строятся оборонительные рубежи, организуется истребительный батальон. В наш город эвакуируются из Москвы Торговый Банк СССР, ряд наркоматов и других правительственных учреждений. В том же году начинается акция по массовой помощи фронту: сызранцы перечислили в Фонд обороны более 2,8 миллиона рублей, отправили бойцам действующей армии свыше 25000 штук теплых вещей.
 
К ставшим уже привычным реалиям военного времени добавляются новые. В 1942 году в городе формируется полк НКВД, размещаются подразделения авиации, железнодорожных войск, другие части. Что вполне понятно: ставилась задача во что бы то ни стало уберечь от вражеских самолетов переправу через Волгу. Этой цели служил и созданный (в основном из девушек) 22-ой отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Кстати, тревога за мост была далеко не напрасной. Фашистские стервятники не раз пытались прорваться к нему. В небе над Волгой разгорались жаркие бои. И одному из наших летчиков, Николаю Шутову, пришлось даже пойти на таран, чтобы только не пропустить немецкого воздушного аса к важному стратегическому объекту.
 
В том же 1942-ом состоялся первый выпуск в переведенном в Сызрань танковом училище. Почти две тысячи его питомцев отправились на фронт.
 
Горожане продолжали по мере сил способствовать победе над врагом. За год они перечислили в Фонд обороны и в Фонд строительства танков и самолетов около 8,4 миллиона рублей.
 
В 1943 году промышленность Сызрани увеличила производство продукции по сравнению с довоенным уровнем в 3,5 раза, добычу нефти - вчетверо. Девиз 'Все для фронта! Все - для победы!' наполнялся конкретным содержанием. Это выражалось и в опережающем выполнении оборонных заказов, и в продолжающемся сборе средств, и во многом другом. В том числе - в разоблачении сотрудниками городского отдела госбезопасности нескольких гитлеровских агентов, готовивших в Сызрани диверсии. Несколько лет до самого конца войны местные чекисты вели также совместно со своими московскими коллегами 'радиоигру' с абвером. Город удалось уберечь от беды.
 
В 1944-45 годах, после того, как появилась надежда, что победа близка, жить и трудиться стало полегче. Но Сызрань продолжала работать на фронт. Танковое училище сформировало и отправило в Одесский военный округ зенитный артиллерийский дивизион, пулеметное - в действующую армию - свыше двух тысяч своих первых выпускников.
 
Всего же на фронтах Великой Отечественной войны сражались около 40 тысяч сызранцев. Свыше 11600 из них пали смертью храбрых на полях сражений. Город помнит и об этом, и о том, что более 20 наших земляков стали Героями Советского Союза, именами некоторых из них названы улицы Сызрани.
 
Уже в последние месяцы войны, а также сразу после нее промышленность (да и вся жизнь!) города перестраивается на мирный лад. В 1947 году расформировывается танковое училище. А в 1953-ем такая же участь постигла пехотное (бывшее пулеметное). В начале 60-ых в Сызрань передислоцируется из Пугачева (Саратовская обл.) военно-авиационное планерное училище. Несколько лет спустя оно получит название, которое будут знать повсюду, где появлялись советские вертолетчики: СВВАУЛ.
Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков - так оно стало называться с 1966 года - было (и остается!) единственным в стране, где готовили пилотов 'винтокрылых машин'. Сотни местных мальчишек, затаив дыхание, следили за парящими над городом железными 'стрекозами' и, став юношами, тоже стремились в небо. Впрочем, за право быть зачисленными в состав курсантов с ними боролись сотни других молодых людей, съезжавшихся ежегодно в Сызрань. Конкурс выдерживали самые достойные - по здоровью, уровню образования, верности мечте покорить 'пятый океан'.
 
Первый выпуск летчиков-инженеров, освоивших вертолеты 'МИ-8', которые оснащены двумя турбореактивными двигателями, состоялся в СВВАУЛе в 1970 году. С тех пор тысячи бывших его питомцев несли (и несут) боевую вахту во всех родах Вооруженных Сил страны. В 1981-ом началось обучение курсантов полетам на боевых 'МИ-24'.
 
Открывать парады войск сызранского гарнизона - это право всегда предоставлялось, конечно же, офицерам и курсантам СВВАУЛ. Четко печатая строевой шаг, шли они по центральной площади города, а за ними - военнослужащие других местных частей и воспитанники школы юных космонавтов, работавшей при училище (кстати, многие ее питомцы стали вертолетчиками).
 
В 1998 году СВВАУЛ переименовано в СВАИ - Сызранский военный авиационный институт. И по-прежнему он остается 'кузницей кадров' для вертолетных частей Вооруженных Сил страны. Есть на кого равняться авиаторам: 22 выпускника училища стали Героями Советского Союза, пять - Героями России, один - Героем Социалистического Труда.
 
Во время Великой Отечественной на территории города дислоцировалось болле 20-ти воинских частей. В послевоенные годы их количество сохранилось. Характерной особенностью 80-х годов стала большая открытость людей в погонах по отношению к населению Сызрани. Вот уж воистину: 'Народ и армия - едины!'.

  В ЗДОРОВОМ  ТЕЛЕ - СПОРТИВНЫЙ ДУХ 

Занятия физкультурой, спортом и состояние здоровья человека тесно взаимосвязаны. Это хорошо понимали многие сызранцы еще на заре прошлого века, а уж к 20-ым годам-то - тем более. В 1919-ом в городе состоялся первый легкоатлетический кросс. Затем создаются спортивные кружки - 'Чайка', 'Спартак', 'Строитель' и прочие. Наряду с легкой атлетикой сызранцы стали все активнее заниматься футболом, волейболом, баскетболом - летом, а зимой выходили на лыжню, катались на коньках по льду местных рек. В 1924-ом впервые в городе проведен шахматный турнир. И пусть в нем участвовало всего 20 человек - начало массовому увлечению древней игрой было положено. В те же годы сильнейшая футбольная команда Сызрани 'Казанка' громила соперников со всех железнодорожных станций вплоть до Москвы.  
А вот здравоохранение в первые послереволюционные годы было больным местом и для властей, и для всего населения. В 1920-ом в Сызрани разразилась эпидемия тифа, которой медики не смогли противостоять. Она унесла жизни сотен людей, их хоронили в общих могилах на окраинах города.
 
В 1925 году Сызрань располагала тремя больницами (в общей сложности - на 124 койки) и шестью амбулаториями (при одной из них тогда же открылся туберкулезный кабинет), где вели прием врачи, через несколько лет создается городская станция 'Скорой помощи'. А в 1930-ом открываются кожно-венерологический и туберкулезный диспансеры.
 
Не забывали сызранцы и о пропаганде здорового образа жизни. На стадионе имени Профинтерна в 1926 году состоялся первый окружной праздник (по сути - спартакиада) физической культуры. Несколько позже (в1931-ом) создается городская комиссия по охране материнства и детства.
 
И горести, и радости принес волжанам 1935 год. Тогда свыше 20 тысяч горожан переболели малярией. Но эта эпидемия не помешала провести в Сызрани Международные товарищеские соревнования по легкой атлетике с участием молодых рабочих Германии и Дании. К уже ставшим привычными видам спорта в тот период добавляются новые, например, планерный, которым успешно занимались учащиеся текстильного техникума и горняки Кашпиррудника.
 
Великая Отечественная, конечно же, затормозила развитие в городе физкультуры и спорта. И потому, что особо-то не до них стало, и потому, что многие местные атлеты ушли на фронт. Одни - Семен Тимохин, Борис Добычин, Константин Жучин, Евгений Мельников, Николай Краснов, Константин Дюльдин, другие - сложили голову в боях за Родину. А те, что вернулись в родную Сызрань с Победой, продолжали заниматься любимым делом и за себя, и 'за того парня'. Александр Майоров, Алексей Кадышев, Александр Пискунов, Николай Шибанов, Александр Королев, Григорий Смолин, Николай Елфимов, Виктор Корзюков, Николай Шаповалов, Виктор Маренников, Евгений Щербак:
 
Война принесла сызранцам, как и людям всей страны, неисчислимые беды, но в то же время подняла местное здравоохранение на новый уровень. В городе, напомним, открылось 11 эвакогоспиталей, работали и другие медицинские учреждения. Своих специалистов в них, разумеется, не хватало. Помогли приезжие врачи, для многих из которых, к счастью, Сызрань стала 'второй родиной'. Кстати, интересный факт: в 1943 году в городе организовали массовый сбор лекарственных трав и изготовили из местного сырья более половины препаратов, необходимых для госпиталей и населения.
 
В послевоенный период здоровому образу жизни в Сызрани стали уделять все большее внимание. Проявлялось это и в физкультуре, спорте, и в медицине.
 
В 1946 году на ул. Советской открывается туберкулезная больница на 30 мест. Через пару лет создается железнодорожная больница ст. Сызрань (ставшая впоследствии отделенческой), сформировалось отделение неврологии в ЦГБ. А еще год спустя последняя переезжает в здание по ул. Советской, 17. Несколько позже здесь появился кабинет электрокардиологии, оснащенный прогрессивной для той поры аппаратурой.
 
Сызранские спортсмены тем временем завоевывали новые высоты. Местные футболисты в 1949 году впервые вышли на республиканский уровень: в Средневолжской зоне чемпионата РСФСР выступил 'Нефтяник'. В том же сезоне он стал сильнейшим в одноименном Центральном добровольном спортивном обществе. Это достижение наша команда повторила пару лет спустя. В те годы создается и первая секция мотоспорта, завоевавшего позднее большую популярность у горожан, начинает культивироваться греко-римская (классическая) борьба.
 
Медики городской больницы начинают осваивать в 50-ых годах новые методы лечения пациентов: кислородо- и пенициллинотерапию, другие. Появляется первый в Сызрани флюорографический кабинет. Сдаются в эксплуатацию поликлиника завода тяжелого машиностроения, санитарные части шахтеров и нефтепереработчиков.
 
И в следующем десятилетии словно продолжается негласное соревнование между медиками и спортсменами города. При ЦГБ открывается травматологический пункт, а позже создается роддом. В 1965 году коллективы предприятий Сызрани начинают строить в Муранском бору, на берегу Усинского залива, базы отдыха (через 10 лет их стало более двадцати), где в летний период поправляли здоровье тысячи горожан. Плюс - приезжие из Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Самары:
 
А чем ответили спортсмены? В 1960-ом сызранская футбольная команда 'Нефтяник' впервые сыграла в чемпионате СССР и заняла 11-ое место среди 15 коллективов четвертой зоны класса 'Б'. Через год в поселке Строитель принял желающих зал тяжелой атлетики (позднее там обосновался клуб 'Геракл'). Еще через несколько лет, в 1965-ом, сызранская команда 'Торпедо' по хоккею с мячом победила в первенстве РСФСР и вышла в первую лигу чемпионата СССР. Однако права выступать в высшем дивизионе этого вида спорта наши земляки, несмотря на неоднократные попытки, добиться так и не сумели.
 
В 1970 году сызранские спортсмены вновь 'отметились' на всесоюзном уровне. Наш футбольный 'Тяжмаш' занял четвертое место среди 18 команд своей зоны класса 'Б'. А 'Торпедо' встало на такую же ступеньку в чемпионате страны по хоккею с мячом. Этот результат, повторенный через пару лет, - лучший в данном виде спорта за всю историю его развития в нашем городе. К сожалению, в дальнейшем сызранские футболисты и хоккеисты по ряду причин (в том числе и из-за административного диктата) утратили завоеванные позиции.
 
Продолжались перемены и в сызранской медицине. В 1971 г. приняли своих первых пациентов МСЧ завода пластмасс и тяжмашевский санаторий-профилакторий 'Здоровье'. Год спустя медсанчасть химиков объединилась с ЦГБ. В Юго-Западном районе вырос больничный городок. В 1973-ем сдается в эксплуатацию построенный комплекс зданий железнодорожной отделенческой больницы, а в 1976-ом - новый роддом в центральной городской и санаторий-профилакторий СНПЗ 'Свежесть'.
 
Хоккей с мячом на траве среди взрослых, как мы уже сказали, утратил в Сызрани былую славу. Но с таким поворотом событий не была согласна молодежь - благо, у нее имелись хорошие наставники. И в 1975-77 годах наше юниорское 'Торпедо' трижды подряд становилось чемпионом СССР в этом виде спорта.
 
В конце 70-ых система здравоохранения города продолжала прирастать и передовыми методами лечения пациентов в местных больницах, и возведением новых объектов. Так, в 1978 г. в лесопарке Юго-Западного района открылся еще один санаторий профилакторий - завода 'Сызраньсельмаш', получивший название 'Отдых'.
 
В эти годы большое внимание уделяется охране окружающей среды. В начале 80-ых усилиями депутатов и общественности предотвращено намечавшееся в Сызрани строительство завода белково-витаминных концентратов (кормовых добавок скоту) - очень опасного в экологическом отношении объекта. В 1982-ом сдается в эксплуатацию вторая очередь биологических сооружений СНПЗ. Наконец, три года спустя было принято правительственное решение о поэтапном переселении жителей домов, расположенных в санитарно-защитных зонах заводов нефтеперерабатывающего и технического углерода. И вскоре 'эвакуация' началась.
 
Воздух и вода становятся чище: Чем не еще один стимул к занятиям физкультурой, спортом? И именно в 80-ых сызранские атлеты подарили родному городу несколько замечательных достижений. В 1983 году военнослужащий СВВАУЛ Анатолий Осипов совершил - впервые в мире! - 12-тысячный прыжок с парашютом (читайте Книгу рекордов Гиннесса), а всего их у него на счету более 15000. В 1985-ом нормативы мастеров спорта международного класса выполнили два наших легкоатлета-прыгуна: Игорь Ивлиев (высота) и Владимир Зубрилин (тройной).
 
Да, богата была Сызрань спортивными талантами. Кто, например, из болельщиков футбола не помнит Владимира Сахарова, входившего в состав сборной СССР, или Анатолия Кикина - бывшего грозного форварда куйбышевских 'Крыльев Советов'? Или знаменитого конькобежца Владимира Кощея? Все они и многие другие начинали путь в большой спорт в нашем городе. Их славные традиции сберегла и умножила сызранская молодежь. Впрочем, это уже другая история - новейшая.

  ОБРАЗОВАННЫМИ БЫТЬ И КУЛЬТУРНЫМИ 

Послереволюционная Сызрань, как и вся Россия, не отличалась особой грамотностью. Правда, с первых же лет Советской власти просвещению горожан стало уделяться особое внимание. Уже весной 1918 г. местный наркомат образования организовал в здании закрытого незадолго до этого духовного училища народный университет, а при нем - отделение иностранных языков и бухгалтерские курсы. Создаются рабоче-крестьянские школы; первая из них, старейшая в Сызрани, и получила № 1. Но затем занятия прекратились - шла война, и возобновились они, когда в город вернулась мирная жизнь.  
В 1919 году организуются постоянные учительские курсы. Чуть позже открываются несколько школ для взрослых, но еще и в 1925-ом половина сызранцев среднего и старшего возраста оставалась безграмотной. Да и среди детей, молодежи положение было ненамного лучше. А городу нужны были не просто люди, умеющие читать, писать, считать, но и способные осваивать рабочие специальности. И в 1927 году первых своих учеников примет профессиональная школа, где начали готовить токарей, слесарей и столяров. Позднее она расширится, укрепит свою материальную базу, станет железнодорожным училищем № 3, а затем СГПТУ-17 - 'кузницей кадров' для многих предприятий города. В последующие годы (1928 и 1929) зарождавшаяся система народного образования Сызрани пополнилась еще двумя заведениями: школой для глухонемых детей и дошкольным педучилищем. А истинно прорывным стал для местного просвещения 1930 год. Тогда в городе открылись сразу три техникума: горно-сланцевый (преобразованный затем в нефтяной и через несколько десятилетий закрытый), текстильный (позднее - швейно-трикотажный) и садово-огородный (теперь такого в Сызрани тоже нет). Кроме того, появились школы ликбеза, а также фельдшерско-акушерская школа, ставшая вскоре медицинским училищем. Да и школа ФЗО, здание которой сдали в эксплуатацию в 1932-ом, тоже пришлась городу кстати. Еще через четыре года своих первых 'орлят' принял Дворец пионеров и школьников - на ул. Советской.
 
Вообще в предвоенное время местные власти уделяли большое внимание развитию образования. В 1937 году построены здания сразу двух учебных заведений - школы № 1 на ул. Советской и детского дома № 38 на ул. Декабристов. В 1939-ом открываются учительский институт с двумя факультетами (позднее закрыт), техникум железнодорожного транспорта, преобразованный через 28 лет в политехнический, новая школа № 15. На тот период в Сызрани имелось 27 различных учебных заведений, в которых получали образование 17,5 тысячи человек. В дополнение к ним в 1940 году появляется городской университет марксизма-ленинизма, просуществовавший до прекращения деятельности КПСС.
 
За время Великой Отечественной войны система образования в Сызрани изменилась мало. Упор был сделан на подготовку специалистов для фронта (об этом шла речь в главе 'Держим порох сухим'). Тем не менее, в 1944 году около 14000 юных горожан посещали 31 школу, а еще несколько тысяч сызранцев и приезжих постигали науки в других учебных заведениях. Например, в машиностроительном техникуме, который был образован в 1943 году на базе аналогичного, эвакуированного вместе с локомобильным заводом из г. Людиново.
 
В послевоенный период система образования поначалу вполне удовлетворяла нужды не только Сызрани, но и других регионов страны, откуда поступали заявки на выпускников наших учебных заведений. Однако жизнь не стояла на месте. С 1946 по 1958 годы в городе было построено наряду с другими объектами девять школьных зданий. А в 1960-ом в Сызрани распахнул свои двери общетехнический факультет Куйбышевского политехнического института, вскоре преобразованный в филиал данного вуза. В 1962 г. здесь появились вечерний и заочный факультеты. А еще через шесть лет вышел приказ об открытии дневного отделения на механическом и электротехническом факультетах. В 1962 г. впервые начались занятия в учебно-консультационном пункте Всесоюзного заочного института инженеров железнодорожного транспорта и в 'элитной' средней школе № 8 - с преподаванием ряда предметов на английском языке.
 
Дальнейшее развитие местной системы среднего и специального образования во многом связано с началом строительства в 1967 году Юго-Западного жилого массива, ставшего со временем крупнейшим 'спальным районом' города. Одна за другой здесь открываются школы № № 3,4, 10, 17: Впрочем, в других районах города дети тоже хотели учиться. В 1971 году в поселке тяжмашевцев сдается в эксплуатацию здание СШ № 29. В новый комплекс корпусов переезжает в 1977-ом СГПТУ-26, а через пять лет такой же подарок от города получило СГПТУ-41. Первое из них готовило рабочие кадры для тяжмашевцев, а второе - для сельмашевцев. Строительным же профессиям обучало молодежь СГПТУ-8.
 
'За кадром' у нас осталось еше несколько учебных заведений Сызрани. Это - пять музыкальных (первая из них открылась еще в 1945 г.) и художественная школы (1967 г.), а также музыкальное училище, ведущее отсчет своей истории с 1972 года. Они стоят особняком, поскольку 'приписаны' к культуре.
 
Вот о культурной-то жизни города в до- и послевоенные десятилетия мы и поведем дальше наш рассказ. И начнем его, конечно же, с 3 декабря 1918 года, когда поставивший пьесу А. Островского 'Лес' известный в то время в России актер Глеб Ростов, по сути, открыл первый после революции театральный сезон в Сызрани. Затем горожане увидели на местной сцене спектакли 'На дне' и 'Мещане' по М. Горькому, 'Власть тьмы' по Л. Толстому, 'Горькую судьбину' по Ф. Писемскому и другую классику. Труппа работала, как сейчас говорят, в экстремальных условиях. Новые спектакли приходилось ставить едва ли не ежедневно, поскольку круг зрителей был довольно узким. Например, за один только месяц можно было увидеть такие премьеры: 'Овод', 'Чародейка', 'Собор Парижской Богоматери', 'Пугачевщина', 'Анна Каренина', 'Коварство и любовь'.
 
'ТРАМ' - театр рабочей молодежи. В таком учреждении культуры с 1927 года могли посмотреть сызранцы новые спектакли. Название у театра стало другим, но неизменным оставалось стремление труппы радовать своих зрителей настоящим искусством. С успехом идут 'Любовь Яровая' по К. Треневу, 'Шторм' по В. Билль-Белоцерковскому, 'Разгром' по Б. Лавреневу. В годы Великой Отечественной театр ставит также 'Вассу Железнову' и 'Последние' по М. Горькому, другие спектакли. А после войны - 'Русский вопрос' по К. Симонову, 'Заговор обреченных' по Н. Вирте и т. д. Причем на некоторые роли приглашаются московские актеры - народный артист СССР А. Абрикосов ('Без вины виноватые'), народный артист РСФСР Е. Самойлов ('Обыкновенный человек'):
 
В 60-70-ых и последующих годах театр ставит спектакли по произведениям русской и советской классики. Наряду с уже перечисленными авторами пьес на афишах появляются и А. Арбузов, В. Розов, А. Салынский, Н. Погодин, Л. Леонов, Ю. Нагибин, М. Шолохов, В. Распутин, В. Васильев, В. Кондратьев, С. Алешин, А. Толстой, многие другие.
 
Сызранский драматический, вне всякого сомнения, был (и остается) одним из лучших театров российской 'глубинки'. Его труппа срывала аплодисменты во многих городах страны. А в 1983 году театру присвоено имя Алексея Толстого - в честь 100-летия со дня рождения писателя. Почему именно его? Об этом - в свой черед.
 
Мы уже упоминали музыкальное училище (позднее - колледж искусств). Замечательно то, что с самого его возникновения преподаватели решили: их питомцы будут не только постигать мир звуков, но и нести вместе с ними свое искусство людям. Коллектив училища часто выступает перед горожанами - на предприятиях, в школах, Домах культуры и клубах, пропагандирует народную, классическую и современную музыку, приглашает для концертов известных в стране исполнителей, которых могут увидеть и услышать все сызранцы. Многие выпускники этого заведения после окончания вузов работают здесь же преподавателями, остальные - по всей нашей области. А студентов 'поставляют' сюда музыкальные школы и Сызрани, и других городов, сел Среднего Поволжья.
 
Детская художественная школа: Ее организатором и первым директором был И.П. Тимошенко - участник Великой Отечественной, ученик И.И. Бродского. Кисти Ивана Прохоровича принадлежат 'Основание Сызрани', 'Белочехи бегут', 'В застенках гестапо', 'Беженцы', 'Связная', другие жанровые картины на темы войны. Известен был И.П. Тимошенко, ушедший несколько лет назад из жизни, и как искусный портретист. Его работы украшают интерьеры многих учреждений, организаций города.
 
В послевоенные десятилетия радовали земляков своим творчеством и другие местные художники: Б. И. Шишкин (а затем - его сын Сергей), В.Ф. Рябов, К.А. Казачкин, Д. А. Брук, А.И. Гурюшкин, Н. И. и Л. Д. Садовские, более молодые Владимир Легин, Виктор Тайдаков, Владимир Петряшин (перечень этот, разумеется, далеко не полный). Их работы украшали общественные здания Сызрани, часто демонстрировались в городском краеведческом музее.
 
Кстати, о нем. Краеведение в Сызрани зародилось (и даже оформилось организационно) еще в 20-ых годах прошлого века - стараниями Н.В. Гурьева и других энтузиастов этого дела (тогда же создан и городской архив). В музее собраны огромные богатства из культурного наследия России. Например, мебель, замечательные парадные портреты, книги из библиотеки, великолепная коллекция оружия из усадьбы (село Усолье Шигонского района) графов Орловых - любимцев Екатерины II. Много здесь экспонатов и более позднего происхождения: запасники постоянно пополнялись. И все это имели возможность увидеть сызранцы и гости нашего города и в основном здании музея, и в Выставочном зале, открывшемся в 1983 году.
 
Не забудем и о библиотеках. В 1920 году их было в городе всего четыре. Затем они открывались по мере расширения Сызрани. В 1959-ом в них одними из первых в РСФСР внедрили новую форму обслуживания читателей - открытый доступ к книгам. Еще через несколько лет распахнул свои двери городской Дом культуры, где разместились и драмтеатр, и другие учреждения, в том числе - центральная библиотека им. К. Маркса (ныне - им. Е. Аркадьева).
 
Библиотеки открывались и в клубах, ДК города. А такие 'очаги культуры' имели труженики практически всех крупных предприятий Сызрани - тяжмашевцы, сельмашевцы, пластмассовики, железнодорожники, строители, нефтепереработчики, энергетики, шахтеры:
 
В этих ДК, клубах велась большая культурно-массовая работа. Демонстрировались там и фильмы, хотя в городе, разумеется, имелись и кинотеатры - 'Художественный', 'Родина', 'Горизонт', другие.
 
Коли уж мы поговорили о библиотеках, то, думается, в самый раз вспомнить и о писателях. К уже известным литераторам прошлого, имевшим отношение к Сызрани (Иван Дмитриев, Денис Давыдов и т. д.), в послереволюционное время добавились новые: Алексей Толстой (вот откуда имя театра), Владимир Зазубрин, Константин Федин, Кузьма Горбунов, Алексей Колосов, другие.
 
Солдаты возвращались с Великой Отечественной, и многие из них несли в своих вещмешках не трофейное барахло, а заветные тетрадочки со стихами, дневниками, заметками, которые позднее превращались в рукописи будущих книг, газетных публикаций. Так случилось у сызранцев Валентина Павлова, Николая Овчинникова, Надежды Подлесовой, Анатолия Давыдова, Владимира Гусева, Леонида Виноградова. Они-то и составили ядро литературного объединения, организованного при редакции городской газеты 'Красный Октябрь' ее ответственным секретарем Александром Черствовым. Произошло это в 1951 году, то есть ровно полвека назад. Наряду с фронтовиками пробовали свои силы в литературе и молодые авторы. Наиболее одаренные из них позднее выпустили книги, публиковались в коллективных сборниках.
 
Тяга к словесному творчеству привела многих писателей в журналистику. В разных газетах города нашли свое место прозаики Валентин Павлов, Владимир Рыбалко, Владимир Сидоров, поэты Анатолий Ульянов, Вячеслав Харитонов:
 
Но, пожалуй, есть смысл вернуться во времена революции и гражданской войны. Тогда местные жители читали 'Сызранский коммунар', 'Известия Сызранского Совета', 'Алый путь', литературно-художественный журнал 'Отклики', другие издания. В 1922 году городская газета получила название 'Красный Октябрь', просуществовавшее около семи десятилетий. В разное время в ней работали Константин Федин, Алексей Колосов, Кузьма Горбунов, Константин Алтайский, Михаил Дунин, Алексей Ревякин - впоследствии известные писатели и ученые.
 
Для выпуска всей этой (и прочей) печатной продукции требовалась соответствующая полиграфическая база. Она была, но - разрозненная. И вот в 1920 году пять национализированных типографий свели в единую городскую. Пять лет спустя здесь смонтировали первую линотипную машину по набору текстов. Некоторое время типография числилась при 'Красном Октябре', но вскоре после войны стала самостоятельной. В 1973 году она, а также редакции городской и районной газет получили новые помещения прямо в центре города.
 
К 1985 году в Сызрани, кроме 'Красного Октября', выпускались районная газета 'Красное Приволжье', пять многотиражек. Характерно, что многие журналисты этих изданий становились авторами отдельных статей и целых публицистических книг. Добрая традиция сохранилась. И разве 'Золотой фонд Сызрани' - не лучшее тому подтверждение?

Олег ПОРТНЯГИН

Назад