НА РУБЕЖЕ СТОЛЕТИЙ

ВО ВРЕМЕНА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА
(1985 - 1991 гг.)

На апрельском 1985 г. Пленуме ЦК КПСС генеральным секретарем большинством голосов избирается Михаил Горбачев. Поначалу вся страна была очарована новым лидером: молод, умеет говорить много и не по написанному, общается с народом прямо на улицах. Именно Горбачев ввел в обиход такие слова, как 'ускорение', 'перестройка', 'плюрализм', 'гласность', 'демократизация', 'консенсус': Люди поверили в нового генсека, в то, что началась если не 'весна', то хотя бы 'оттепель'.
Изменение политического курса привело к оживлению общественной жизни. В Сызрани появляются сразу несколько организаций - городское общество трезвости, совет воинов-интернационалистов, горсовет женщин, общество инвалидов, при газете 'Красный Октябрь' - клуб 'Фронтовые друзья', немецкий и татарский культурные центры, даже клуб любителей певчих и декоративных птиц! Некоторые из них просуществовали недолго. Другие, например, 'Фронтовые друзья' или общество инвалидов успешно действуют до сих пор. Третьи, как совет воинов-интернационалистов, преобразованный затем в Сызранское отделение Союза ветеранов Афганистана, выросли в мощные структуры с самостоятельной финансово-хозяйственной деятельностью. (Потом, в декабре 1993 года, лидер 'афганцев' Валерий Сетежев, став вторым на выборах в Государственную Думу, оказал реальную конкуренцию Евгению Гусарову. В. Сетежев не раз становился депутатом городской Думы, а в 2000 году был выбран заместителем главы города по работе с Думой).

Однако вернемся в конец восьмидесятых. Летом и осенью 89-го в Сызрани прошли общественные акции протеста. Поводом для них послужило намерение Сызранского нефтеперерабатывающего завода принять на переработку газоконденсат с карачаганакского месторождения (считалось, что он не отвечал требованиям экологической безопасности). К счастью, этого не случилось. В данном случае нам интересен сам факт проявления гражданами протеста по конкретному серьезному поводу. Подобное трудно представить себе в году эдак 1978-ом, когда митинги и демонстрации проходили либо по 'красным' дням календаря, либо в ходе очередной акции борьбы за мир.

Объективности ради вспомним, что еще в 1985 году в поселках Заводском и ТЭЦ состоялись стихийные выступления жителей, протестовавших против загрязнения окружающей среды заводом технического углерода (ЗТУ). Доходило до того, что в этих микрорайонах из-за выбросов сажи невозможно было высушить белье, а летом - открыть форточку. И трудно даже себе вообразить, что было бы, если б в районе Южного промузла построили шинный завод (а такие планы были). Сюжет о проблемах жителей названных поселков был показан по Центральному телевидению (неслыханное по тем временам событие для провинциального города!). В итоге было принято постановление правительства о поэтапном переселении жителей из санитарных зон СЗТУ и СНПЗ. Ирония истории заключается в том, что уже в 90-ых годах завод техуглерода в силу целого ряда причин встал. А вот люди как жили в этих поселках, так живут и доныне.

Изменения в обществе привели к оживлению и политической жизни города. Так, например, на одной из майских демонстраций довольно скромно заявили о себе сторонники 'Демократического Союза'. Сейчас уже мало кто помнит, что такая организация была. Но важен сам факт публичного проявления другого мнения в доселе тихом городе, где безраздельно властвовала только одна идеология - коммунистическая. К этому же периоду следует отнести и появление в Сызрани в 1990 году отделения Демократической партии России.

Однако выборы в это время и в местные органы власти, и в депутаты Верховных Советов СССР, РСФСР проходили на безальтернативной основе. В качестве примера приведем письмо ветерана войны и труда М. Рачкова в газету 'Красный Октябрь' в конце декабря 1989 года.
'Я пенсионер, но готов активно работать на перестройку. И силы еще есть, и высшее образование имею (историк). За плечами большой жизненный опыт, хорошо понимаю настроение людей, разбираюсь в политике.

Вот и решил выдвинуть свою кандидатуру в народные депутаты РСФСР. Благо, что это позволяет соответствующий Закон. Написал свою предвыборную программу, очень обширную, но, на мой взгляд, конкретную. Потом, правда, засомневался: а нужна ли она избирателям? Дал ее прочитать людям со средним и высшим образованием. И у всех ответ был один: 'Я бы голосовал за такую программу'.

Это прибавило мне силы, смелости, появилась надежда. И я позвонил председателю Сызранского горкома профсоюза учителей (поскольку проработал в школе 33 года) З.М. Сергеевой. Она ответила: 'Выдвижение кандидатов в народные депутаты будет проходить на нашем пленуме 12 декабря, приезжайте'.

На душе, однако, было неспокойно. Решил заранее поговорить с Сергеевой, познакомить ее со своей программой. Седьмого декабря приезжаю к ней, но получаю полный отказ на том основании, что я сейчас: не работаю в школе. Меня это крайне удивило. Позвонили в горисполком. Оттуда ответили, что все-таки я имею право участвовать в работе пленума и выдвинуть свою кандидатуру для обсуждения. Тогда З.М. Сергеева сказала: 'Оставьте свою программу и приезжайте на пленум'. Оставил.

Прихожу на другой день, но слышу новый отказ. Впрочем, уже по другой причине: якобы я автоматически выбыл из профсоюза (хотя я и погасил задолженность).

Затем З.М. Сергеева посоветовала обратиться в городской совет ветеранов, к его председателю И.П. Скачкову. Приезжаю в здание горкома КПСС, где проходил пленум этой организации по выдвижению кандидатов в депутаты. Я предложил свою кандидатуру в депутаты ВС РСФСР. Но И.П. Скачков сказал: 'Подождите'. А затем внес встречное предложение: не выдвигать своего представителя в высший орган власти республики, а принять участие ветеранам в выдвижении и обсуждении кандидатур в народные депутаты ВС РСФСР в своих бывших трудовых коллективах. Участники пленума проголосовали за это предложение.

Так я был отброшен туда, откуда пришел. И у учителей, и у ветеранов города оказался 'чужим среди своих'. Круг замкнулся. Я думал, что все будет решать народ, а оказалось, все решают отдельные лица, грубо нарушая ст. 14 закона о выборах народных депутатов. А теперь меня мучают тяжелые раздумья: 'Я - гражданин своей страны или нет? Ведь меня лишили элементарного права на выдвижение кандидатуры в народные депутаты. Где же тут демократический принцип?' (газета 'Красный Октябрь' от 22 декабря 1989 года).

Так что о демократии в политической сфере в это время говорить не приходится. Зато она пришла в экономику! На промышленных предприятиях внедряются хозрасчет, самофинансирование, бригадный метод и госприемка. Появляются советы трудовых коллективов. Причем роль последних оказалась не вполне понятной - нечто среднее между профкомом и ревкомом. Сейчас уже забылось, что эти органы создавались для: развития инициативности трудящихся масс. Более того! Руководители предприятий тогда не назначались 'сверху', а избирались на общем собрании коллектива.

К событиям этого периода, которые имели 'долгоиграющие' последствия, следует отнести и создание в 1988 году на турбостроительном заводе внешнеторговой фирмы 'Волгомаш'. Тогда ее возглавил нынешний генеральный директор ОАО 'Тяжмаш' Владимир Пантелеев. Это позволило предприятию выжить в прямом смысле этого слова в условиях начавшегося экономического кризиса, найти новые рынки сбыта, изменить номенклатуру изделий, сохранить свой технический и интеллектуальный потенциал.

Другое событие из этого ряда - перевод Сызранской ТЭЦ на природный газ. Сначала энергетики отказались от мазута с СНПЗ, а через два года - и от сланцев шахты 'Кашпирская', что повлекло за собой резкое сокращение объемов добычи этого вида топлива. Только к концу 90-х годов властям области и города удалось предотвратить полное закрытие шахты. Но экономическая основа благополучия поселка Новокашпирского была подорвана. Постепенно пришли в ветхое состояние сети и инженерные коммуникации, обслуживавшиеся в то время ведомственным отделом ЖКХ. А после закрытия в шахтерском поселке мебельного, швейного и силикатного цехов наступила и безработица. Только в 90-х годах уже новым властям удалось изменить ситуацию в лучшую сторону, но об этом - чуть позже:

Конец восьмидесятых - это время расцвета кооперативов. Они занимались пошивом верхней одежды, автомобильных чехлов, изготовлением колбасных изделий, оказывали населению различные бытовые услуги. В Сызрани появились таксисты -'частники' и частные видеосалоны. Многие кооперативы занимались банальной перепродажей товаров. Это были годы тотального дефицита, поэтому даже такой бизнес (с точки зрения обывателя - 'нечестный') оказался весьма кстати: запросы людей росли, потребительский рынок становился более емким, а государственная торговля не успевала его насытить.

По всей видимости, тогда экономика государства 'накачивалась' необеспеченными рублями. Конечно, правительство пыталось бороться с инфляцией, но очень неуклюже. Чего только стоила денежная реформа Павлова в начале 1991 года, реализованная административными методами.

Полки магазинов пустели. В Сызрани в 1989 году были введены талоны на сахар, хозяйственное мыло и стиральный порошок, в 90-ом - на растительное и животное масло, макароны, крупу и даже соль! Остается добавить, что официальная продажа спиртных напитков сократилась вдвое. Резко упала из-за эпидемии сальмонеллеза реализация продукции Сызранской птицефабрики.

Люди по нескольку часов простаивали в очередях, чтобы отоварить свои талоны. Бытовые трудности и демографическая волна, вызванная еще Великой Отечественной войной, привели к тому, что в 1990 г. в Сызрани впервые смертность превысила рождаемость. И эта тенденция не преодолена до сих пор.

Итак, в условиях дефицита и распределительной системы горторг просто не справлялся со своими функциями. Пустующие магазины стали сдаваться в аренду, а потом и продаваться совсем. В начале 1991 года произошло символическое событие, которое теперь мало кто помнит: на улице Советской открылся первый частный магазин под названием 'Люкс'.

Примерно в то же время появились и первые 'челноки', возившие тогда товары народного потребления из Польши. Новые продукты в ярких упаковках спровоцировали ажиотажный спрос на них, например, на: жевательные резинки. Постепенно городская 'толкучка', где чаще всего продавалось всякое старье, превратилась в полноценный вещевой рынок. Правда, поначалу городские власти не сразу ему нашли подходящее место: он был и в переулке Берлинского, и на площади близ речного порта, и на ул. Полевой.

В конце 80-х годов в Сызрани появились и производственные кооперативы, такие, например, как 'Такт', 'Карат', 'БиК', 'Поиск'. Можно сказать, что для будущих 'капитанов' малого и среднего бизнеса кооперативы стали хорошей школой и возможностью честно заработать свой первый капитал. Именно в эти годы и зарождался наш 'средний класс'. В этот же период (точнее - в 1990 году) началась приватизация жилья. А в местном филиале АвтоВАЗбанка открылась первая негосударственная сберегательная касса.

В памяти большинства граждан осталась и ваучерная приватизация 1993 г. Но процесс расгосударствления предприятий начался еще в 1989-90 годах, когда вышел в свет закон 'Об аренде'. Не многие трудовые коллективы решились взять в аренду у государства собственные предприятия. Правда, наиболее удачным примером такого шага может послужить опыт 'Сызранской городской электросети'.
16 июня 1989 года это предприятие становится арендным (в девяностых - товариществом, а затем и обществом с ограниченной ответственностью). В итоге улучшилось финансовое состояние 'Горэлектросети', здесь провели техническое перевооружение, стал осуществляться постепенный прирост основных фондов (их износ сократился с 60 процентов в 1987 году до 40 процентов в 1995-ом).

Бывший директор горэлектросети Анатолий Алексеевич Труханов в своей книге 'Сызрань зажигает огни' пишет:
'На многих предприятиях наблюдался спад производства, шло увольнение работников, бедствовали пенсионеры. На этом фоне массового развала экономики горсеть выглядела островком благополучия. Это было достигнуто общим трудом коллектива. Как ни на одном другом предприятии в городских электросетях очень осторожно относились к сокращению кадров, хотя это был один из легких путей улучшения экономического состояния. Здесь никогда не раздувался штат персонала: выполнение большого объема работ достигалось меньшей численностью специалистов за счет совмещения профессий и расширения зон обслуживания. Каждый пятый работник имеет здесь по две-три специальности'.

Заслуга нынешнего директора горэлектросети А.А. Сергеичева состоит в том, что еще в 1989 году он ввел на предприятии такую форму оплаты труда, при которой каждому стало выгодно работать хорошо: он получал надбавки и премии за совмещение специальностей, за творческий подход к делу, даже за соблюдение правил техники безопасности. В итоге вот уже 12 лет сызранцы не знают проблем с обеспечением электроэнергией.

Эх, если бы внедрение прогрессивных форм оплаты труда началось в экономике лет на 15 раньше! Глядишь, и не потребовались бы всякого рода ускорения и перестройки. Однако вмешательство государства в экономическую сферу продолжало оставаться тотальным. Пожалуй, только кооператоры могли устанавливать цены на собственную продукцию самостоятельно. В остальном же продолжал властвовать Его Величество План.

Здесь уместно вспомнить еще одну историю. В 1989 году Сызранский горком КПСС предложил главе фирмы 'Поиск' Е. Гусарову взять в аренду валяльно-войлочную фабрику, к тому времени откровенно 'загнувшуюся'. Предложение было принято. Вот что пишет сам Евгений Александрович про то время в своей книге 'В Москву за законами':
'Предстояло разгадать парадокс: почему при ненасытном спросе на продукцию этой фабрики предприятие погибало? Разгадка оказалась чудовищно простой: диктатура государства на цены. Самый элементарный расчет разгонял все тайны. Стоимость только сырья на одну пару валенок как раз равнялась цене этой самой пары. На все остальное не оставалось ни копейки - ни на технику, ни на зарплату. Нет, этот парадокс не был вечным. Когда-то соотношение цены и себестоимости оставляло фабрике какие-то средства. Но потом госсистема на сырье цены повысила, а на продукцию: забыла. Наступило время убийственного режима для этой фабрики. Я взялся за спасение фабрики. Подсчитал, что для нормальной работы людей и технологии цена на пару валенок должна быть 38 рублей. Так как о свободных ценах тогда никто даже и не мечтал, эту проблему я решал через горсовет. Он хотя и не относился к высшим божествам Системы, но жрецом притвориться уже осмеливался. Цена на валенки была установлена: 38 рублей'.

Да, тяжело внедрялись новые экономические отношения, трудно изменялась психология людей. Экономический спад продолжался и продолжался, причем местные власти не имели возможности этому противостоять. Он будет преодолен только после августа 1998 года.

ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ
(1991 - 2001 гг.)

К лету 1991 года стало понятно, что командно-распределительная система, существовавшая в государстве, исчерпала свои возможности. Продолжался спад производства; граждане часами простаивали в очередях, чтобы купить самое необходимое; на окраинах страны чередой проходили массовые волнения под видом национально-освободительного движения. Тогда же в Сызрани появились и первые беженцы.
И гроза разразилась! О столичных событиях 19-21 августа 1991 г. знают все. Эти три дня Сызрань жила в тревожном ожидании. А уже 24 августа члены комиссии Сызранского горсовета народных депутатов вместе с представителями городского отдела внутренних дел опечатали здание горкома КПСС (осенью того же года городская организация коммунистов фактически 'скончалась' без каких-либо усилий извне, а ныне в ее рядах 200-250 человек пенсионного возраста).

Это событие ознаменовало собой бескровную смену власти. В сентябре того же года председатель горисполкома Иван Милюков подал в отставку. Около четырех месяцев его обязанности исполнял Василий Янин. В декабре последний был назначен главой администрации Сызрани. Забегая вперед, скажем, что во многом благодаря ему город не только сумел выжить в тяжелые 90-е годы, но и развиваться. Таким образом, распад политической системы общества с ядром в виде КПСС привел к изменению и системы функционирования исполнительной власти в сторону увеличения ее значимости.

Структуру управления городским хозяйством надо было строить 'с нуля'. Но как? Опыта такого рода ни у кого не было. Готовых рецептов тоже не существовало. Много приходилось придумывать заново, выбирать из практики прошлых лет рациональное 'зерно', отвечать на насущные запросы для принятия срочных решений. Характерная деталь: структура городской администрации до сих пор подвергается изменениям. Это говорит о том, что она - как живой организм:.

Следует, пожалуй, описать обстановку тех лет. Промышленность сокращала объемы производства (в 1994 году в городе появились первые убыточные предприятия - заводы техуглерода, ЖБИ-9, комбинат стройматериалов. Вводилась сокращенная рабочая неделя, персонал уходил в вынужденные отпуска. Росла безработица. Ее пик пришелся на 1997год (2,87 процента от числа трудоспособного населения), но потом, по мере открытия новых производств, она снизилась до 1,23 процента к началу 2001 года.
1992-ой запомнится сызранцам как год чековой приватизации. Мы знакомились с такими понятиями, как 'акционер', 'общее собрание', 'совет директоров', 'доходность'. По сути, происходил экономический ликбез. Многие не знали, что делать с ваучерами (сказалась слабая разъяснительная работа) и продавали их за небольшую сумму. Около 15 тысяч горожан вложили свои приватизационные чеки в фонд 'Инвест-Сызрань', гораздо меньше - в другие ЧИФы вроде 'Нефть. Алмаз. Золото' или 'Первый ваучерный' (подобных филиалов у нас было шесть). Трудящиеся же таких крупных предприятий, как СНПЗ, 'Пластик', 'Тяжмаш', предпочли свои родные заводы. Всего же на территории Сызрани было реализовано 190 тысяч ваучеров. Таким образом, чековая приватизация привела к тому, что большинство предприятий в городе стали акционерными обществами.

Параллельно в Сызрани резко активизировались еще два процесса. Первый: к концу 1993 года половина жилых квартир стала частной собственностью граждан. Второй: активное создание всякого рода частных предприятий. Некоторые из них выросли из бывших кооперативов, другие образовались заново. Они помогли занять много 'свободных рук', ушедших с заводов и комбинатов. На сегодняшний день в Сызрани - 1300 малых предприятий и более 12 тысяч частных предпринимателей. Фактически в сфере малого бизнеса занято 53 процента трудоспособного населения (или 40 тыс. человек).

В 1992 году экономику страны поразили инфляция, кризис платежей и всеобщая бартеризация. Предприятия для расчетов друг с другом придумывали хитроумные пяти - и семиступенчатые схемы вроде 'прокат в обмен на повидло'.Их сотрудники не получали заработную плату по нескольку месяцев.

В этих условиях у местной власти были две главные задачи: сохранить (по возможности - приумножить) промышленный потенциал города и поддержать социально незащищенные слои населения.

Для поддержки местных товаропроизводителей администрация города (даже в условиях нехватки средств) пошла на то, чтобы крупным налогоплательщикам предоставлялась отсрочка по платежам в бюджет на срок до шести месяцев. Так, например, в 1996 году такая мера была предоставлена 16 предприятиям на сумму 84 млн. рублей, в 1997-ом - 13 (на 123 миллиона!), а в 1998-ом, когда началось 'выздоровление' российской экономики, - уже четырем в размере 58 млн. деноминированных рублей. Да, это несколько осложнило жизнь органам власти, зато товаропроизводители сумели пополнить свои оборотные средства и оздоровить финансовое положение.

Другой формой поддержки промышленности города стали муниципальные заказы. Так, продукты питания для местных учреждений образования и здравоохранения закупались в основном в акционерных обществах 'Марс', 'Сызраньмолоко', 'Хлеб', 'Мясокомбинат', 'Завод пищевых концентратов', 'Хладокомбинат'. Непродовольственные товары также приобретались у своих производителей - мебельной, обувной и швейной фабрик, а также у 'Пластика', 'Тяжмаша' и 'Сельмаша'. К сказанному остается добавить, что более 20 процентов от всех закупок в рамках муниципального заказа составляли коммунальные услуги.

Кроме того, местные власти активно способствовали и открытию новых производств. За десять лет на территории города начали действовать сразу несколько предприятий - ЗАО 'Эридан', 'РосЛада', 'Кардан', ОАО 'Сызранский агрегатный завод', ООО 'Криста', 'Стройпластик', 'Конкрит', 'Комплекс-98'. Только за последние четыре года создано 2216 новых рабочих мест. Что и позволило снизить уровень безработицы.

Но перемены пришли и на уже действующие предприятия. Так, например, в 1998 году завершилась технологическая реконструкция в ОАО 'Прогресс' (бывш. 'Сызранские мельницы'), где было установлено самое современное швейцарское оборудование. В ОАО 'Пластик' появились литьевые машины, роботизированные комплексы и прочее оборудование ведущих западных фирм, было открыто совместное российско-германское предприятие. К тому же это предприятие успешно прошло сертификацию по международной системе ISO 9901. Техническое перевооружение прошло и в другом акционерном обществе - 'Сызраньмолоко'. А 2 июня 2001 года на Сызранском нефтеперерабатыающем заводе состоялось знаменательное событие - пуск в эксплуатацию новой установки ЭЛОУ-АВТ-6, которая строилась без малого 15 лет и заменила собой ползавода! ОАО 'Тяжмаш' прошло сертификацию сразу по двум позициям: ISO 9001 и ISO 992, что дало возможность машиностроителям расширить свое присутствие на международном рынке. Стоит ли говорить о том, что все эти перемены позволили улучшить условия труда рабочих и экологию, а продукцию сызранских производителей сделать конкурентоспособной?

Наконец, еще одной формой поддержки местных заводов и фабрик стала передача ведомственного жилья и объектов социально-культурного назначения на баланс муниципалитета. Тем самым предприятия освобождались от необходимости тратить собственные финансовые ресурсы на непроизводственную сферу.

В итоге введения этих мер удалось не только сохранить экономический потенциал Сызрани, но и добиться роста промышленного производства. Так, в 1993 году он составил 133, в 2000-ом -139 процентов. Понятно, что это позволило увеличить и поступления в бюджет.

В одной из бесед с автором этих строк Иван Федорович Милюков вспоминал, что в бытность его председателем горисполкома местная исполнительная власть находилась на положении 'бедного родственника': политические решения принимал ГК КПСС, а социальная сфера преимущественно была ведомственной. Чтобы добиться развития инфраструктуры города, приходилось обивать пороги всевозможных министерств и главков.

Но за последние десять лет даже в этом изменились отношения: теперь муниципальными стали почти все детские сады (кроме принадлежащих 'Пластику' и железной дороге), практически все Дворцы культуры (за исключением ДК 'Пластик'), а также медсанчасти таких предприятий, как АО 'Тяжмаш', 'СНПЗ' и шахта 'Кашпирская'.

В 1995 году была образована Дирекция единого заказчика. Она стала заниматься не только эксплуатацией уже существующего муниципального жилья, но и брать на свой баланс (т.е. в городскую собственность) ведомственный фонд. В числе первых были приняты фактически брошенные здания ОАО 'Сызраньстройкомплекс' (бывший стройтрест ?4), где износ инженерных сетей доходил до 100 процентов. Уже потом постепенно ушли 'под крыло' муниципалитета дома Сызранской ТЭЦ, нефтеперерабатывающего завода, НГДУ 'Жигулевскнефть', МОЗ ? 136, 'Пластика', 'Сельмаша' и другие. По состоянию на начало 2001 года еще оставалось принять на баланс города 461 тыс. кв. м жилья, в основном от военного ведомства и филиала Куйбышевской железной дороги.

Рост муниципального жилого фонда потребовал создания дополнительных ЖЭУ и РЭУ. Для обслуживания домов в поселке Новокашпирском было создано даже отдельное ЖКХ! Все это вкупе с увеличением числа теперь уже городских объектов социально-культурного назначения вызвало необходимость экономии бюджетных средств.

Выборы подрядчиков для проведения ремонтных работ стали проходить по конкурсу. Началась постепенная повсеместная установка газовых, водяных и тепловых счетчиков. Даже выбор поставщиков продуктов питания делался на сравнительной основе.

В 1993 году начались работы по газификации Сызрани. Долгие годы буквально в нескольких километрах от нашего города 'голубое топливо' шло в европейские районы страны и за рубеж. Конечно, иногда было здорово пройтись морозным утром по скрипящему снежку и вдохнуть запах печного дыма - вроде как жильем пахнет. Но в то же время десятки мелких (да и крупных) котельных на территории города сжигали огромное количество мазута, выбрасывая в воздух сотни тысяч тонн вредных веществ. Вообще, план обеспечения города природным газом был разработан еще в 1985 г. Однако до 1993-го он не реализовывался. Но буквально уже на следующий год на новый вид топлива было переведено полторы тысячи квартир в Заусиновском микрорайоне, а также котельные акционерных обществ 'Тяжмаш' и 'Сызраньмолоко'.

Масштабы газификации поражают: только за последние четыре года природное топливо начало поступать в 42762 квартиры! Прокладка трубопровода высокого давления из района в район создала условие для строительства уличных сетей и газификации частного сектора. 1885 домовладельцев очень довольны тем, что не надо больше заготавливать уголь, колоть дрова, выносить золу. Всего на 'голубое топливо' было переведено 15 ведомственных и муниципальных котельных. Много это или мало? Выбросы вредных веществ в атмосферу уменьшились на три тысячи тонн в год! И это - не предел, если учесть, что программа глобальной газификации Сызрани выполнена уже на 57 процентов и продолжает реализовываться. На очереди - поселки Западный и Новокашпирский, где будет построена автономная котельная. Основной объем работ выпал на долю акционерного общества 'Сызраньгаз' (генеральный директор С. Гришин). Часть подводящих коммуникаций к ведомственным котельным выполняло также ОАО 'Газстрой', а прокладку труб в частный сектор Засызрана проводило Сызранское отделение Союза ветеранов Афганистана.

Трудно переоценить и социальный эффект от прихода природного газа на территорию Сызрани. Во-первых, рядовые граждане стали платить за 'голубое топливо' меньше. Во-вторых, население и местные власти теперь не зависят от нефтепереработчиков. В-третьих, цены на топочный мазут постоянно растут, а использование природного газа привело к экономии бюджетных ресурсов. И эти деньги были направлены на решение других социальных задач. Мы еще долго будем вспоминать конец 90-ых - начало нового века как время 'большой газификации', а по-настоящему эффект от этого оценим гораздо позже.
:Люди старшего возраста, наверное, помнят, как в году 1956-ом или 1957-ом на сызранских улицах появились геодезисты с теодолитами и огромными линейками. Местным жителям они говорили, что, мол, 'скоро у вас пустят троллейбусы'. Более того! На улице Урицкого даже были вбиты колышки! Однако скоро только сказка сказывается: Лишь спустя сорок с лишним лет Сызрань оказалась как никогда близко к электрификации общественного транспорта. Конечно, появившиеся в городе во второй половине девяностых годов частные маршрутные такси в какой-то мере решили проблему пассажирских перевозок. Сызранцы теперь не стоят подолгу на остановках. Думается, что частные автобусы имеют право на существование и дальше. Однако дело ли это - в ХХI веке возить людей в тесных, зачастую, мягко выражаясь, не совсем опрятных, маломестных, далеко не безупречных в техническом отношении ПАЗах и КАВЗах?

В данном случае стратегия городских властей вполне понятна: был взят курс на введение троллейбусного сообщения. Эта задача решалась поэтапно. Сначала была разработана техническая документация, потом началась установка бесчисленных опор контактной сети, затем пошло сооружение тяговых подстанций. Фактически методом народной стройки был возведен в 2000 году мост через Крымзу в створе улиц Чапаева-Комсомольской и расширена дорога на ул. Бабушкина, а старый Ильинский мост был закрыт тогда же на реконструкцию.

Вообще, в Сызрани с этим делом творятся настоящие 'чудеса'. До 1988 года, когда был введен в эксплуатацию мост через Сызранку, строившийся без малого лет десять, город как-то обходился старыми, что создавало массу трудностей. Например, таксисты отказывались возить пассажиров на Образцовскую Площадку из-за двух железнодорожных шлагбаумов на коротком участке. А поездка на автобусе в район Южного промузла иногда превращалась в сущий кошмар: пассажиры томились в жаре и духоте по целому часу! Но ничего сделать было нельзя: железнодорожные составы шли один за другим, и шлагбаум оставался закрытым.

Новая власть взглянула на эту проблему по-новому. Опять-таки методом 'народной стройки' была сооружена искусственная, более чем километровая насыпь и возведен новый широкий мост через реку Кубру. Это произошло в 1995 году. И сейчас поездка на ту же Образцовскую Площадку мало чем отличается от 'путешествия' в Юго-Западный район.

Позднее муниципальное предприятие 'Дорожник', опять-таки при поддержке городской администрации, капитально отремонтировало путепроводы на улицах Калинина и Декабристов, мосты через реки Кашпирку и Крымзу - в районе комбината строительных материалов и пос. Белый Ключ. Последний интересен тем, что почти в одиночку был спроектирован тогдашним главным инженером МП 'Дорожник' Ю. Петуховым.

Один чешский путешественник, занесенный ветром странствий в Сызрань, назвал главу города 'Яном-мостостроителем'. Конечно, это шутка. Но в ней есть изрядная доля правды! Местная власть не просто заботится об удобстве сызранцев. Новые мосты - это залог перспективного развития транспортных коммуникаций, одно из непременных условий экономического роста.

Интересно еще и то, что все это происходило на фоне непрекращающегося возведения жилых и других объектов! За последние десять лет появились новые многоэтажные дома в поселках Заусиновском и Строителей, в центральной части Сызрани, а в Юго-Западном районе так вообще вырос целый мини-город - четвертый микрорайон. Добавьте к этому здания станции переливания крови, торгового центра, детской школы искусств ? 2, электроподстанции в пос. Новокашпирском, отделения милиции, пожарного депо и новой школы в Юго-Западном районе, дренажную систему в пос. Молдавка. Параллельно велась реконструкция поликлиники ? 1, краеведческого музея, других исторических памятников, например, особняков Центра санэпиднадзора и городского отдела загса. Что и говорить, сегодня на многие старинные здания в центральной части города просто приятно посмотреть.

Все это массовое строительство - жилье, газификация, мосты, троллейбусное сообщение и прочее - не что иное, как вложение средств налогоплательщиков в будущее Сызрани.

Возросшая после 1998 года потребность местных предприятий в кадрах привела к изменению образовательного 'лица' города. При плановой экономике профессиональные училища и техникумы готовили специалистов по заказам министерств. Выпускники отправлялись потом трудиться по распределению в другие города и веси тогда еще Советского Союза - от Прибалтики до республик Средней Азии и Дальнего Востока. Кстати, то, что молодые люди уезжали, хотя и косвенным образом, но способствовало ухудшению демографической ситуации - Сызрань 'старела'.

Наступили новые времена, а средние специальные учебные заведения продолжали 'штамповать' кадры по прежним специальностям. 'Первый звоночек' прозвучал в 1988-89 годах, когда в некоторых ПТУ и техникумах молодым людям стали выдаваться так называемые 'свободные дипломы'. Например, перед выпускниками педагогического училища стояла дилемма: либо самому искать место, зачастую даже не по специальности, либо идти работать не в начальные, а в более старшие классы, для чего им порою не хватало знаний и жизненного опыта. К тому же с середины девяностых годов демографический кризис привел к тому, что сначала в детских садах, а затем и в школах значительно уменьшилось количество воспитанников. Стало сокращаться число групп в дошкольных образовательных учреждениях (из-за слабой наполняемости некоторые из них были даже закрыты), затем и 'параллельных', как выражаются педагоги, классов. В таких условиях наступил переизбыток молодых учителей. В педколледже попытались исправить ситуацию и ввели новые специальности, начали готовить преподавателей русского языка, литературы, математики, английского языка, но опять-таки - со средним образованием.

Очень похоже развивался процесс и в других учебных заведениях. Например, в политехническом колледже наряду с традиционными специальностями стали готовить правоведов, в механико-технологическом (бывшем трикотажном) - коммерсантов (!). В итоге многие выпускники, получив дипломы, буквально на следующий день вставали на учет в местном Центре занятости. Более рационально к этому вопросу подошли в медицинском колледже, где ввели несколько новых специальностей по профилю, например, 'социальная медсестра'. А в местном филиале Самарского гостехуниверситета еще в 1992 году начали готовить инженеров-экономистов.

С другой стороны, на предприятиях города, особенно начиная с 1998 года, не хватало именно рабочих рук - токарей, фрезеровщиков, электриков и т.д. На СНПЗ стали сожалеть о закрытии в свое время нефтяного техникума. Правда, пока происходил спад производства, дефицит людей труда не ощущался так остро.

Пик кадровой проблемы пришелся на 1996 год. Именно тогда уровень официальной безработицы в Сызрани составил около трех процентов, и во многом эта цифра состояла из невостребованных выпускников местных учебных заведений. Что отнюдь не улучшало социально-психологический климат в обществе. Словом, система подготовки специалистов оказалась совсем разбалансированной. По сути, если задуматься, то эта проблема досталась нам из прежних времен, а решать ее пришлось уже новой власти: в Сызрани был создан Совет по кадровой политике, который возглавил В. Янин. Новый орган нужен был для координации усилий администрации города, учебных заведений и работодателей, чтобы сбалансировать рынок труда.

К решению кадровой проблемы были подключены ученые Самарской экономической академии и специалисты администрации города. Проведенные исследования показали, что развивающаяся местная экономика в состоянии 'поглотить' всех выпускников профессиональной школы, а это без малого 2800 человек каждый год. Надо лишь готовить их по востребованным специальностям. Выяснилось, что кадровые службы предприятий не способны работать по-новому, на перспективу; что в разных учебных заведениях готовят кадры по одним и тем же восьми профессиям; что в технических лицеях и колледжах до последнего времени не было собственных маркетинговых служб для продвижения на рынке труда своего 'товара' в виде хорошо подготовленного выпускника. Была подмечена еще одна особенность: многие вчерашние школьники хотели бы получить высшее образование, но либо родители боятся отпускать их в чужой город, либо это не позволяет сделать финансовое положение семьи.
'Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе'. Так возникла задача создать молодежи условия для получения высшего образования, не выезжая из города. 'Пробный шар' был пущен в 1997 году, когда на ул. Советской открыли гуманитарное отделение Самарского государственного университета. На сегодняшний же день в Сызрани кроме упомянутого выше, а также ставших привычными СФ СамГТУ и СВАИ, открылся филиал экономической академии областного центра. В медколледже занимаются группы от Самарского госмедуниверситета. Преподаватели колледжа искусств, вчерашние наиболее талантливые студенты проходят подготовку не где-нибудь, а в Гнесинке! Наконец, уже известно, что с нового учебного года в Сызрани начнет действовать филиал опять-таки Самарского госпедуниверситета. Таким образом, напряженность с педагогическими кадрами через несколько лет будет снята.

Изменения образовательного облика города коснулись и средне-технических учебных заведений: в 1999 году лицеи ? ? 17,8 и 41, Раменское ПТУ и местное педучилище были сведены в единое образовательное учреждение нового типа - Губернский колледж. А в новом учебном году здесь откроется еще и нефтяной факультет СамГТУ.

Таким образом, деятельность Совета по кадровой политике привела к тому, что теперь подготовка специалистов будет проходить в рамках единого муниципального заказа. Рубеж веков - это время не только строительства новых мостов и открытия производств, но и всеобщей учебы. По подсчетам, каждый третий сызранец 'грызет гранит науки'. Многие люди с удовольствием начали получать второе высшее образование. Говорят, что город может считаться таковым, если в нем есть хотя бы один фонтан, театр и университет. Первые у нас есть. Вторых также предостаточно (муниципальный драматический им. А.Н. Толстого, музыкальный детский 'Кошкин дом', молодежные студии 'Романтики' и 'Эксперимент', театр танца 'Коллаж'). Теперь же практически любое высшее образование, разве что кроме очень редких специальностей, можно получить, не уезжая из Сызрани.

Кстати, если мы уж заговорили об образовании, то не лишне будет вспоминать, что только за последние три года более 100 школьников стали призерами городских и областных предметных олимпиад, обнинской конференции 'Юность науки'. Обычные учащиеся сызранских школ выполнили 77 исследовательских работ.

В свое время, будучи директором средней школы ? 27, В. Логунов (ныне - кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой физвоспитания Сызранского филиала СамГТУ) разработал оригинальную систему 'От олимпийских уроков - к олимпийским рекордам'. А в 2000 году бывший ученик упомянутой выше школы, воспитанник ДЮСШ ?1 (тренер В. Кириллов) Максим Алёшин стал призером сиднейской Олимпиады.

Поэтому вовсе не случайно, когда 31 августа прошлого года Президент России Владимир Владимирович Пути посетил с кратким визитом Сызрань, он отметил, что наш город не только чистый и производит приятное впечатление, но в нем - и прекрасная молодежь.

За последние десять лет Сызрань стала фестивальным городом. Жители как-то привыкли к тому, что у нас проходят всероссийские фестивали народной и колокольной музыки, камерных ансамблей, детского и юношеского творчества 'Роза ветров', международные 'Серебряные трубы Поволжья'. Наконец, в 2001 году после проведения Международного молодежного фестиваля народных видов спорта и культуры Сызрань была названа столицей неолимпийского движения. Между тем, все эти форумы выполняют не только культурно-познавательную, но и образовательную функцию: трудно себе представить современного молодого человека, не знакомого с классическим и современным искусством, новыми видами спорта и т. д.

Другой стратегической задачей местной власти стала поддержка малоимущих. Система развивалась следующим образом: еще в 1989 году была открыта служба социальной помощи на дому, через пару лет она выросла в координационный центр социального обслуживания пенсионеров. Однако экономические трудности первой половины 90-ых значительно увеличили число нуждающихся, и не только среди пенсионеров. И было принято решение образовать управление социальной защиты населения (УСЗН). В него вошли не только служба надомного обслуживания, но и отдел пенсий, пособий и компенсаций, а чуть позже - отдел жилищных субсидий. Новую структуру возглавила Нина Шекунова. Затем при УСЗН открылись отделения срочной социальной помощи, два отделения специализированной помощи на дому, отделение дневного пребывания, психологической помощи хоспис; в 1998 году в бывшем горняцком профилактории - муниципальный пансионат для ветеранов войны и труда, а в здании управления УСЗН - социальные аптеки, магазины, столовая. Трудно даже перечислить, сколько видов услуг предоставляется ныне нуждающимся сызранцам. Если в 1996 году для них было 19 видов льгот, то через три года таковых стало 24! А число ветеранов-льготников выросло с 30 тысяч человек до 37 с половиной тысяч! Только за последние четыре года было отремонтировано 78 частных домов и 8 квартир участников войны. Сызрань - один из немногих городов в России, где закон 'О ветеранах' исполняется по всем позициям!

При администрации г. Сызрани был образован Фонд социальной защиты населения, который возглавил первый заместитель главы города Александр Плетнев. На заседаниях правления этой структуры принимались и принимаются важные решения не только по развитию и поддержке данной системы, но и по оказанию материальной поддержки конкретным людям, очутившимся в непростой ситуации, - погорельцам, нуждающимся в дорогостоящем лечении и пр.

Другой формой обширной социальной поддержки населения стало предоставление жилищных субсидий. Если в 1995 году ими воспользовалось всего 573 квартиросъемщика, то в 2000-ом - почти двенадцать тысяч! Интересно, что более пяти с половиной тысяч сызранских школьников из семей, попавших в социально опасное положение, получали бесплатное питание.

Всего же на социальные нужды в Сызрани тратится до 40 процентов городского бюджета. Это и на прямую адресную помощь, и на те или иные льготы, и на компенсации затрат поставщикам коммунальных услуг, чтобы избежать высоких тарифов. В итоге в Сызрани рядовому квартиросъемщику (без субсидии!) двухкомнатная квартира обходится в месяц в два раза дешевле, чем, например, в Челябинске. Разве это не забота местных властей о горожанах?

Однако решение обеих стратегических задач, стоящих перед администрацией города (имеются в виду экономический рост и социальная защита малоимущих), было бы невозможным без развития системы местного самоуправления.

Напомним, что Сызранский городской Совет народных депутатов прекратил свою деятельность согласно президентскому Указу 'О реформе местного самоуправления' (1993 г.). А уже весной следующего года был сформирован новый выборный представительный орган - Сызранская Дума. Сначала она состояла из 10 депутатов (для сравнения: в последнем горсовете таковых было 174). А в 1996 году после принятия Устава города их число было увеличено до 15-ти. Причем выборы и депутатов местной, областной Дум, и главы г. Сызрани стали проходить в обстановке довольно острой конкуренции.

Но на этом изменения в политическом облике Сызрани не закончились. В. Янин лично выступил с инициативой создания в городе комитетов территориального общественного самоуправления. В 1995 году местная Дума утвердила соответствующее 'Положение:'. В микрорайонах города были организованы восемь КТОСов. Они объединили 85 квартальных и свыше 500 уличных комитетов. Этим комитетам были делегированы некоторые полномочия, например, определять в своих микрорайонах порядок использования земельных участков общего пользования. Теперь именно с КТОСами согласуются вопросы при отводе мест под строительство гаражей, стоянок, торговых павильонов, организации ярмарок и мини-рынков. Активисты общественного самоуправления - а это без малого более трех тысяч человек - стали неоценимыми помощниками администрации города. Они содействуют властям в реализации адресной социальной политики (т.к. знают в лицо всех сирых и убогих в своем районе), обеспечении правопорядка, в воспитании молодежи. Кроме того, члены КТОСов теперь участвуют в разработке программы развития своих 'владений'. Более того! Комитеты общественного самоуправления стали для городской администрации еще одним каналом 'обратной связи'. Именно к активистам общественного самоуправления теперь очень часто приходят люди за советом, с жалобами и предложениями. Тем самым КТОСы влияют на изменение политики местных властей в интересах населения. Пожалуй, Сызрань стала одним из немногих городов в России, где деятельность общественного самоуправления не просто была организована, а наполнена конкретным содержанием.

Сызрань - город необычный. В нем удивительным образом сочетаются почти патриархальный уклад жизни и современные технологии на производстве, усадьбы владельцев частных домов с резными наличниками соседствуют с многоэтажками, исторические традиции соединились с демократическими принципами управления. Наш город, сохраняя все лучшее из прошлого, шагает в будущее.

Андрей ИЛЮШИН

Назад